Финал. Окончание.

В этом форуме выкладываем русскоязычные рассказы.
Forum rules
Общение только на русском языке!!!
Сообщения на других языках будут удаляться!!!
Post Reply
User avatar

Topic Author
Флав Найребис
Интересующийся
Posts: 79
Joined: 06 Oct 2019, 08:00
Reputation: 30
Sex: male
Location: Сибирь
Ваш Знак зодиака: Весы
Has thanked: 45 times
Been thanked: 45 times
Gender:
Russia

Финал. Окончание.

Post: # 48096Post Флав Найребис
29 Dec 2019, 16:25

Глава 8. Военный совет.

Разошлись за полночь. Мне идти было ближе всех, потому не торопился. Молодая жена немного повоспитывала за поздний реверс и за выпитое, но я отговорился, что эта процедура так и была задумана. Наглотавшийся коньяка Пётр проспался и вышел к нам уже в тот момент, когда гости были у выхода. Со свойственной ему алкогольной амнезией, он несколько минут лихорадочно тупил, вспоминая, кто и зачем здесь сегодня собрался? В общем, добавил нам порцию веселья «на посошок».
Как выяснилось, Татьяна на вырученные от продажи квартиры деньги купила себе коттедж в экологически чистом ближнем пригороде. И немедленно заполучила порцию проблем.
Во-первых, коттедж оказался недостроенным. Это и неудивительно: от продажи квартиры, пусть даже и в новом доме, невозможно было получить сумму, достаточную для покупки такого строения в полной готовности. Посему, во вновь приобретённом жилье отапливались только два помещения: одна комната на первом этаже и кухня. Да и то, мощности водогрейного котла не хватало для комфортной температуры. Ещё пара комнат на первом этаже и весь второй этаж были в состоянии «долгостройной консервации». На какие шиши Танька рассчитывала доделать себе дом, оставалось загадкой.
Во-вторых, вскрылась проблема с транспортом. Обитатели близлежащих коттеджей мотались туда-сюда на собственных авто. У Таньки не было даже велосипеда. Оставался вариант: добираться до города на маршрутном такси, или на электричке. Но маршрутка – очень ненадёжный вариант, особенно снежной зимой, а до железнодорожной станции был путь неблизкий. Подобный пеший переход для инвалида был весьма затруднительным. К тому же электричка ходила редко, через полтора-два часа, не чаще, что также добавляло неудобств. Гастронома в коттеджном посёлке отродясь не было.
В-третьих, Танька элементарно изнывала от отсутствия общения. С местными аборигенами она общего языка не нашла. Потому, в очередной раз отбыв трудовую повинность на ненавистной работе, она решила не возвращаться в холодный загородный дом, а заночевать у Петра со Светланой. Петя, вечно уставший от бизнеса и голодный в силу собственной безалаберности, в сущности, был добрым человеком. Да и Светлана была рада подруге; места в квартире хватало. Вот так вся гоп-компания оказалась в сборе.
Вскоре выяснилось ещё одно неприятное обстоятельство: Пётр взял кредит на развитие бизнеса не три миллиона, как считал один из его друзей, а гораздо больше, почти десять! Итого, с учётом ипотеки, Петя влетел на тринадцать миллионов «деревянных» денег! При его «чудесных» способностях к ведению бизнеса, этот долг был, практически, непосильной ношей. И наш отважный предприниматель начал, через Светлану, естественно, подкатывать к Татьяне с предложением: заложить её коттедж, чтобы помочь рассчитаться с долгами, хотя бы частично.
Татьяна наоборот, рассчитывала призанять денег у подруги с мужем, чтобы достроить наконец-то свой домик, хотя бы первый этаж, и утеплить. Ситуация складывалась патовая. В таких случаях Петя, по своему обыкновению, начинал паниковать и всё чаще вливать в себя различного рода спиртосодержащие напитки: снимал стресс! Ведению бизнеса выпивка никогда не способствовала. И в один прекрасный день две женщины в его отсутствие собрали «военный совет», на который пригласили меня, как самого разумного, по их общему мнению. На повестке стоял один вопрос: что делать? А конкретно: где взять деньги?
Моя благоверная зыркнула недобро, но, видимо, включив внутреннюю женскую солидарность, благосклонно решилась отпустить на столь ответственное мероприятие. Прихватив бутылку вина, кулёк конфет и пару апельсинов, я пересёк от двери в дверь нашу общую «отсечку» и влился в компанию двух безутешных подруг.
Подруги тоже не сплоховали. На столе в кухне, - месте проведения всех ответственных собраний и принятия судьбоносных решений! – была накрыта небольшая «поляна»: литровая бутылка водки, варёная картошка, селёдка под шубой, палка сервелата и яблоки. Я добавил к натюрморту апельсины, барышни разлили себе вино, сражаться с водкой предстояло мне. Мы приняли внутрь за успех нашего безнадёжного мероприятия и начали обсуждение.
В сущности, всё было ясно и понятно: денег в таком количестве взять было неоткуда. Мои финансовые возможности были вовсе далеки от решения проблемы и в расчёт не принимались изначально. Петина фирма дохода почти не приносила; деньги от редких продаж уходили на погашение арендной платы, на зарплату другим наёмным сотрудникам, на взятки пожарникам, санитарным инспекторам, бандитам-охранникам и так далее. Те самые «деловые пацаны», которые взяли Петю в долю, делами фирмы занимались вяло; в основном ездили по выставкам и презентациям, подыскивая новые модельные бренды для дальнейшей купли-продажи. Всё текущие дела тащил на себе добрый Петя, с раннего утра и до позднего вечера. Я снова невольно вспомнил ситуацию вокруг «Нарцисса», и мне стало не по себе: на горизонте маячили очередной крах надежд и «несбыча мечт»!
Женщины восседали на кухне симметрично, как сиамские близнецы: обе в коротких легкомысленных домашних халатах, без протезов, сложив на костыли каждая по имеющейся ноге, - Татьяна на скрещенные «канадки», Светлана на один из своих алюминиевых костылей. Даже домашние тапки у них были одного фасона, одна пара на двоих. Танька нервно почёсывала под халатом култышку бедра, по своему обыкновению, периодически освобождая правую ступню из тапка и разминая в движении крепкие крестьянские пальцы. Светлана крутила около уха непослушный локон, периодически пытаясь его пристроить. Нижняя конечность Светланы была упакована в плотный вязаный носочек: барышня мёрзла. После второй порции выпивки обсуждение безнадёжного финансового положения вышло на крейсерскую мощность:

- Скажи, Флав, стоит мне закладывать дом, чтобы помочь Петру и Светке? – Татьяна обратилась ко мне, как к третейскому судье. – Будет жалко, если их выселят из квартиры. Идти-то некуда… Правда, ещё осталась дача, но там нет отопления: домик рассчитан только на лето.
- Мне сложно распоряжаться чужой собственностью. Но совет могу дать. Всю сделку оформляйте юридически и – обязательно! – со страховкой. И вовсе не потому, что ты не доверяешь подруге. Если фирму Петра признают банкротом, долг вернуть он не сможет, но страховая компания обязана будет вернуть тебе деньги. Возможно, для этого придётся обращаться в суд, но это всяко лучше, чем всё потерять. И советую обратиться за консультацией к юристу, к тому же нотариусу, через которого будете оформлять сделку.
- А может, можно как-то перекредитоваться?
- Все банки, перед тем, как выдать солидный кредит, проверяют платёжеспособность заёмщика и состояние дел на фирме. Могут затребовать бухгалтерский финансовый отчёт, или сделать запрос в Торгово-промышленную палату, или устроят независимый аудит. Или предложат составить договор залога. А что фирма может предложить в залог? Всё тот же товар: меха, шубы и валенки? Всё это может в одночасье обесцениться, сгореть, сгнить, или быть съедено молью. Это же не недвижимость, которая растёт в цене, и не нефтяная скважина. Всё же я настоятельно рекомендую обратиться к грамотному юристу. В этом вопросе нужен специалист. Советы дилетанта могут только навредить.

В общем, никакого разумного и быстрого решения нам выработать не удалось. Подруги просто хотели, что называется, излить кому-то душу. И я был выбран именно для этой цели. После того, как бутылка вина была выпита, барышни плавно переключились на водку, после чего от обсуждения основной повестки дня пришлось отказаться. Надеюсь, что с задачей я справился, поскольку ещё битых два часа мне пришлось выслушивать житейские истории из жизни двух деревенских девушек, которые волей судеб остались инвалидами, которых не приняла красивая городская жизнь, бедные, несчастные, неустроенные… Занавес.

Глава 9. Новости не перестают удивлять.

С приходом холодов продажи меха и унтов пошли в гору. Это было заметно по лоснящейся и довольной Петиной морде и по появившемуся в его собственности автомобилю. Петя приобрёл подержанный, но вполне годный «БМВ».

- Понимаешь, братан, к солидным людям на разговор нужно ездить на солидной технике! Иначе с тобой деловые пацаны тёрки вести не будут, понял, да?
- Не вопрос, вкурил тему. Опять в кредит взял?
- Жизнь не дороже денег! А чтобы жить и не тужить, нужно зарабатывать. А чтобы нормально зарабатывать, нужно солидно выглядеть и иметь дело с солидными людьми! – Петина «философия» была проста, как суждения Капитана Америки. – Если желаешь, могу тебя взять в долю, бизнес требует развития.
- Нет, Пётр Эдуардович! За предложение – спасибо, но ответ отрицательный. Богатый не тот, у кого много, а тот, кому хватает. Мне хватает.
- Зря, братан! Очень зря! Пока есть возможность заработать, пока конкуренты не прочухали, нужно брать по-максимуму! – оптимизм моего земляка зашкаливал.
- Твои меха и шубы стоят, как самолёт! У очень небольшой части населения есть такие деньги!
- Ничего, пока покупают. Потом ещё чего-нибудь найдём для расширения бизнеса. Всё в наших руках! Я тут неподалёку помещение присмотрел, хочу там ресторанчик организовать. Типа, пришёл за шубой, тут же в ресторане можно и «обмыть» обновку. А то носиться не будет! Как тебе идея?
- Опять кредит на развитие бизнеса? Ты и так в долгах, как в шелках.
- Фигня, прорвёмся! Пошли, дойдём до винного магаза, ударим по коньячку, а?

Отказать Пете – всё равно, что обидеть ребёнка. Мы пересекли улицу и затарились «кониной» В этот раз предприятие вызвался профинансировать я. Петя успокоено обмяк: видимо, с карманными финансами у него было напряжённо.
Обосновались на кухне. Сосед порылся в холодильнике, нарыл кусок засыхающего сыра и пару столовских котлет. Хлеб тоже нашёлся. Мы приняли на грудь, и Петю снова прорвало:

- Слушай, Светка беременна! Я с первой женой прожил десять лет, всё откладывали, хотели для себя пожить! А тут полгода не прошло, и вот, будет ребёнок! Ну, Светка меня просто ошарашила! Понял, да? Я папой стану, о как! Ну, давай, повторим по чуть-чуть!

Мы снова влили в себя ароматный напиток, Петя с азартом удалого казака тупым ножом настрогал сыр, нарубил хлеб, располовинил котлеты. Тарелка с котлетами была поставлена на разогрев в микроволновку, радушный хозяин снова наполнил ёмкости:

- Ну, за всё хорошее!
- Аналогично!

Выпили. Закусили. Петя блаженно «поплыл» в расслабленной позе и с умиротворённым выражением лица. Пока он окончательно не опьянел, мне пришлось немного убавить оптимизма соседу:

- Твоя Светлана инвалид, без ноги, с высокой ампутацией и с плохим протезом. Ты подумал, насколько ей будет непросто выносить ребёнка?
- Ничего, она баба деревенская, ко всему привычная. Выносит! В крайнем случае, на сохранение ляжет. Я договорюсь, чтобы в лучшую палату определили и уход обеспечили.
- А каково ей рожать будет? Не боишься проблем?
- А что тут такого? Задница у неё широкая, таким рожать вообще беспроблемно. Опять же, это же не в деревне рожать, тут врачи и всё такое… Город есть город, цивилизация, понимаешь! Опять же, на крайний случай есть это…как его там… Секторово сечение!
- Кесарево, - поправил я учёного соседа, познания которого в медицине были не превосходнее познаний в географии. – Кесарево сечение.
- Ага! Кесарю – кесарево, а слесарю – слесарево! – Петя поделился со мной «бородатой» шуткой и восторженно заржал! – Ге-ге-ге! Ну, брат, давай ещё накатим!

Мы накатили.

- Мне кажется, Пётр, ты слишком легкомысленно подходишь к этой проблеме. Деньги в этом случае, конечно же, облегчают положение, но не всё и не всегда решают. Тебе придётся думать за двоих, и даже за троих…
- Будем преодолевать трудности по мере их поступления! – В оголтелой уверенности благополучного исхода дела он не сомневался. – Блин, закуска кончается! Ща пошарю ещё чего закусить…

На свет божий была добыта банка сгущёнки и пригоршня конфет неясного состава и происхождения. От закуски коньяка сгущёнкой мы единогласно отказались. Но конфеты, как оказалось, с лимонным вкусом, пришлись кстати.
Снова налили. Выпили. Петра потянуло явственно в сон. Я ретировался в свои палестины. Кажется, мой уход остался незамеченным.
Новостями я в тот же вечер поделился с супругой. Почему-то, услышанное привело её в состояние крайней задумчивости:

- Они так и живут втроём? Пётр, Света и Танька? Все вместе?
- Совершенно так. Теперь в компанию прибавится ещё один персонаж. Не знаю, насколько скоро, но чувствую, что Петя настроен решительно.
- Не нравится мне всё это. С такими соседями с ума можно сойти. Хоть переезжай отсюда.
- Куда? Никуда отсюда не поеду. Я эту квартиру как раз под свою семью обустраивал.
- Твой земляк от тебя не отстанет, я это чувствую. Только хлопот от него ты получишь больше, чем проку. И выпивки ваши постоянные тоже к хорошему не приведут.
- Пете нужна исключительно моральная поддержка, денег он не просит. И выпиваем мы не так уж часто. За мой «облико морале» можешь не беспокоиться.
- Эта халда Танька ещё не отказалась от мысли увести тебя?
- Мне она не докладывала о своих планах. Полагаю, что это было сказано, чтобы тебя разозлить. Ничего не опасайся, из семьи я не уйду. Никогда и ни за что.

В детской захныкала дочь. Супруга метнулась на плачь, таким образом, оборвав диалог. А я стал прикидывать в уме, к каким сюрпризам нам ещё быть готовыми…

Глава 10. «…И сердцу тревожно в груди!»

Дверь в нашу общую отсечку захлопывалась автоматически на английский замок с косой защёлкой. Посему Пётр, когда он был в дому, входную дверь в квартиру не запирал. Этим обстоятельством я и воспользовался, - внезапно!
Картина, которая живописно предстала перед моими очами, внушала определённые волнения. Мой извечный земляк Петя восседал на неудобном табурете в позе «Мальчика, вынимающего занозу»: носки с его могучих ступней были сняты, и Пётр с настойчивостью золотоискателя ковырял из своих пальцев куски ногтей и заусенцы. На столике перед ним стояла абсолютно пустая бутылка из-под коньяка ёмкостью 0,25 литра. Ни стакана, ни какой-либо закуски на столике более не наблюдалось. Из создавшегося, путём глубокомысленного анализа и дедуктивного метода, мною были сделаны печальные выводы:
Первое. Финансовые дела Петра были весьма не блестящими. Петя НИКОГДА не покупал спиртное в таре ёмкостью менее, чем пол-литра. Наличие меньшей по объёму ёмкости свидетельствовало о критическом положении с карманными финансами.
Второе. Отсутствие на упомянутом столике стакана и закуски красочно свидетельствовали о том, что Петя выжрал коньяк из горлышка, разом, одномоментно… А закуска к благородному напитку изначально не предполагалась.
Третье. Расковыривание собственных пальцев на ногах было признаком сильного душевного волнения, которое мой земляк испытывал в ситуациях безвыходных, либо в приближающихся к таковым.
Вывод: клиенту срочно требуется морально-алкогольная помощь!
За сим, моё спонтанное явление в апартаменты Петра выглядело вполне комплиментарным.
Я, по-спецназовски, подкрался незаметно и выставил на столик прямо перед удручённым соседом ДВЕ (!!) бутылки излюбленной «конины», плюс два огромных яблока. Петя судорожно икнул, выдрал из ноги заусенец, критически оценил его на предмет использования в качестве закуски и, не признав годным к оной принадлежности, решительным броском запустил часть своей плоти в глубину квартиры…

- Вен! Ты мой спаситель! Всевышний услышал меня!.. – Петя был готов разрыдаться. – Ты не представляешь, как ты вовремя!
- Пионер всегда готов подставить плечо другу и собрату по идиотизму!

Петя не воспринял хохму. Он незамедлительно и серьёзно приволок два красивых хрустальных стакана, изящную тарелочку, нож и шоколадку. Мы разрубили яблоки на дольки, покромсали шоколадку и возлили по ёмкостям янтарный напиток за наше здоровье! Земляк заметно повеселел:

- Вен, как ты вовремя! Ты даже не представляешь, КАК ты вовремя!
- Я вкурил. Петя, что случилось? На тебе лица нет.

Пётр стушевался. Снова разлил напиток по стаканам. Приподнял кусочек яблочка:

- Откуда такие фрукты? Огромные, сладкие!
- Я сопровождал груз. В недалёкие страны, наши бывшие республики. В качестве презента от получателя были несколько ящиков с яблоками. Угощайся! Потом твоей супружнице ещё немного отслюню в качестве витаминов на беременность.
- Да, спасибо… - Пётр влил в себя коньяк и напрягся. Момент истины назревал. – Тут, понимаешь, такое дело…

Я занял выжидающую позицию. Пётр «дозревал», я не торопил. Все внутренние страдания отражались на его челе, как тени на белой стене в солнечный день.

- Ну, в общем… Танька тоже беременна. Вот так, братан…
- Твоя работа?
- Не удержался. Красивая девка, чего говорить… Тёлка классная! Одноногая, а какая фигурка! И в постели, - такая затейница, такая развратница! Была у меня по молодости любовница, проститутка, вокзальная шлюха. Так вот, Танька ей сто очков вперёд даст!
- Принял вводную. - Спорить с одурманенным страстью земляком было бесполезно. - И что собираешься делать, грядущий молодой папаша, он же – перспективный отец-любовник?
- Знал бы… - Пётр откупорил вторую бутылку, разлил по стаканам, выпил, не дожидаясь меня, и зажевал ароматным яблоком. – Не знаю. Мне обе девчонки нравятся. А что делать с собой, - не понимаю.
- Планируешь оформить гарем? А ты потянешь двух женщин с детьми и на столь шатком финансовом положении? Ты хорошо рассчитал своё будущее?
- Ну… Пока не знаю. Сам не понял… - Петя был искренен. И в очень пикантном положении. - Может, чего подскажешь? Ты же у нас всегда был отличником!
- Вспомнила бабушка, як дивкой була… - По мне быть советчиком совсем не доставляло удовольствия. – Давай, друже, излагай, как оно было. И твои планы на ближайшее будущее.
- Да, никак. – Пётр снова плеснул себе коньяку и немедленно выпил. – Получилось так, и всё!

Ясно, пора было переводить разговор на другую тему. Легко!

- Тут к тебе твоя бывшая заходила. Очень интересовалась тобой, в особенности твоим финансовым состоянием. Тебе это интересно?
- Ага, как покойнику его венки. И каково твоё впечатление от моей экс-жёнушки?
- Ну, что могу сказать… Красивая. Ухоженная. Руки в перстнях. Вся такая гладкая, аккуратная. Как добротный манекен, рекламирующий здоровый образ жизни. Со следами солярия по коже, фитнеса по телу, маникюра по рукам, бережливого отношения по фигуре и общего самолюбования…
- Это да, это у неё есть! – Петя возбудился, предавшись воспоминаниям, и густо порозовел. – Вся она такая ровная, безупречная, словно сделанная на заказ, обточенная, как кегля. Одно слово: скалка, без единой морщинки. Все мысли только о себе и о деньгах! Аристократку из себя корчит. И чего хотела?
- Этого выяснить в полной мере не удалось. Я торопился на встречу бывших коллег, так что, обменялись парой фраз: «Здесь проживает Пётр Эдуардович? – Да, здесь. – Передайте ему, что я заходила…». – Вот и весь текст.
- Понятно. Денег ей надо. Кончились деньги. Работать не хочет. Ну и хрен ей, скалке. Пусть крутится, как знает… - Пётр снова потянулся к бутылке, разлил себе и мне, приговорил остатки яблок, переполз в кресло и блаженно откинувшись, захрапел. Финита ля!..

Мне ничего не оставалось, как покинуть поле дружеской встречи и удалиться в свои пенаты. Пётр был непрошибаем. Но вариант с двоежёнством его напрягал основательно.
Дурачок! Меня бы на его место! Я бы поменялся. Две ампуташки рядом! Практически, в одной постели!.. Но поздно… ПОЗДНО!

Глава 11. Всё будет хорошо!

Дочь подрастает. Я в перманентных командировках на сопровождении и охране грузов. Мою супругу соседи не тревожат. И междусобойных конфликтов тоже не обозначают.
Первой родила Татьяна, хотя, по всем параметрам, зачать должна была позднее, чем её подруга. Пётр привёз любовницу с ребёнком в свой дом без вопросов со стороны законной супруги.
Светлана родила через неделю. Оба ребёнка – девочки. И обе похожи на Петра. Пётр сиял от счастья и, зарабатывая деньги на две семьи, сутками пропадал на работе. Бизнес есть бизнес!
Его «скалка» больше о себе не напоминала. И хорошо.
Татьяна назвала свою дочь Светланой, в честь подруги. Та не осталась в долгу и свою дочь нарекла Татьяной. Всё справедливо, всем сестрам – по серьгам.
Моя супруга неожиданно обрела величайший авторитет у обеих соседок, поскольку родила намного раньше и имела на момент их родов безусловный наработанный опыт. Впрочем, обращения были нечастыми и без переходов на личности.
И ещё. И Татьяна, и Светлана после родов кардинально переменились. Законная Петина жена неожиданно похудела, обрела изящную фигуру и всем своим обликом прибавила уверенности. Вместо излюбленных подмышечных костылей и домашней «козьей ноги» она стала пользоваться импортными «канадками», которые, конечно же, незамедлительно, по первому требованию, купил ей Пётр. Даже будучи кормящей, она проносила свою грудь как величайший дар природы: титьки – колом! Более того, даже по квартире Светлана стала передвигаться королевской походкой, сменив извечный тапочек на туфельку со средним каблуком. Последний факт особенно возбуждал её супруга, о чём он мне неоднократно спешил поведать в приватных беседах по редким совместным выходным.
Татьяна же, наоборот, после родов заметно округлилась, приобрела аккуратный животик, интересную попу и пухлые щёки. Даже её правая ножка, по-крестьянски кривая и жилистая, немного обросла мясом и стала казаться более ровной и привлекательной. С «канадками» она не рассталась, но, передвигаясь по квартире, всё чаще пользовалась одним подмышечным костылём, очевидно, периодически арендуемым у подруги. Конфликтов между подругами отмечено не было. Петя цвёл, как раффлезия Арнольди в период обильных дождей. Однажды, будучи в лёгком подпитии, подловив меня в отсечке, поделился планами:

- Флав, бизнес цветёт! Бабла немеряно! Всё, решено! Квартиру продаём и переезжаем за город в коттедж Татьяны! Дети должны жить на природе, на свежем воздухе, в экологически чистой зоне! Девочки согласны.
- Петя, ты не можешь продать жильё, за которое выплачиваешь ипотеку.
- Знаю. Я потребительский кредит оформил, этим кредитом гашу ипотечный долг. А потом достраиваю коттедж и всё, - переезжаем. Всё просчитал: денег хватит!
- Отважный ты гусар, Пётр Эдуардович! Завидую твоему здоровью.
- А то! – Пётр весело гоготнул и мощно дохнул на меня коньячным перегаром. – Слушай, у тебя есть, чего пожевать? А то в моём холодильнике только молоко, да всякие творожки, овощи и молочные смеси. Я такое не ем.
- Найдём. Пока моя супруга с ребёнком на регламентной прогулке, можем ненадолго оккупировать кухню. Дочь любит гулять, так что час-полтора у нас в распоряжении имеется.
- Гы-гы-гы! Отлично! – Петя метнулся в свой вигвам, выволок оттуда две бутылки хорошего коньяка (одна была уже располовинена) и незамедлительно развалился на кухонном табурете.

Я достал из закромов кусок копчёного сала (тёщина посылка!), сосиски, мясной рулет, лимон и солёные огурчики. Ну и хлеб, само собой. Петя, не обратив внимания на лимончик, с жадностью оголодавшего тигра всосал в себя пару сосисок, рубанул шмат сала с хлебом и, только закинув в утробу половину оного, вспомнил о выпивке. Хрустальные стаканчики были до краёв наполнены коньяком, мы выпили, и сосед блаженно растёкся по табуретной сидушке.

- Ты меня в очередной раз спасаешь, Флав! – Блаженство земляка можно было оценить на одиннадцать баллов по десятибалльной шкале. – Кайф-то какой! И никто под ухом не вякает, не зудит. Благодать!
- Ты сам себе выбрал этот путь.
- А я и не жалею. Одноногие девки настрадались за свою жизнь, пусть хоть теперь почувствуют себя в комфорте. Один мужик на двоих, - это лучше, чем ни одного. Правильно?
- Да, конечно. - А могло бы быть совсем иначе... Это я мысленно.

Мы снова выпили. Петя обильно закусил и с набитым ртом продолжал рассказывать о своих планах по перестройке коттеджа, по развитию бизнеса и так далее. А я сидел и в очередной раз пережёвывал в мозгах старую банальную фразу: «Бойся своих желаний, ибо они сбываются. Только не так, как хотелось, и не тогда, когда нужно…»

Глава 12. «Мы будем вместе, вместе, навсегда!..»

Петя проталкивал в ротовое отверстие огромный «салобургер», - ломоть хлеба с салом и солёным огурчиком сверху, - когда наша мужская идиллия была нарушена визитом Татьяны. Именно Татьяне, по причине наличия хорошего протеза, было поручено хождение по магазинам и снабжение семьи провиантом. Светлана же в то же время занималась обеими дочерьми. Вернувшись из очередного продовольственного вояжа и не застав мужика в доме, не пожелав будить усталую уснувшую подругу и детей, но включив суровый дедуктивный метод, в два хода искомый объект был вычислен в квартире напротив.

- Пётр! Немедленно домой!

Петя поперхнулся и в один момент заглотил остаток «бургера», захлебнул его остатками коньяка из стаканчика, и покорно, словно съёжившись в полтора раза, метнулся в указанном направлении. Виновато мигнув мне напоследок влажными глазами, мой собутыльник ретировался в три секунды.

- Кто в этот раз проставился? – Этот вопрос-допрос был адресован уже мне. Татьяна проследовала на кухню и делово обследовала нашу «поляну». Потом плеснула в Петину рюмку из бутылки остатки коньяка и пригубила. – Так, чья «конина»?
- Какая разница? Мы не так уж часто встречаемся. То Пётр сутками на работе, то я в разъездах. Наши встречи не чаще раза в месяц можно вполне извинить.
- На тебя мне наплевать. Прости, но так и есть. А Пётр стал забутыливать слишком часто. А поскольку он отец моего ребёнка, этот факт мне небезразличен.
- И как вам поживается впятером?
- А, нормально! Кстати, видела твоих женщин. Они так далеко уходят гулять! Тебя это не напрягает?
- Дочка любит прогулки. Сама выбирает маршруты. Супруга не препятствует. Ей тоже надоедает сидеть дома. Скоро выйдет на работу в ясли-сад. И ребёнок с мамой будет на работу ходить.

Не стесняясь моего присутствия, Татьяна расстегнула крепления протеза, вытащила из-под юбки искусственную конечность и поставила у стены.

- Устала! – Пояснила она. – Протез хороший, от настоящей ноги почти не отличается. Но ходить на нём больше двух часов уже не комфортно. Тем более, с сумками.
- Почему не Пётр?
- Он есть главный финансовый добытчик. А в покупке продуктов он ровным счётом не смыслит ничего. Может свёклу купить вместо картошки, или кефира вместо молока. Или сыр вместо сливочного масла. В общем, из него ходун за провизией, как из слона балерина. Приходится самой.

Танька бесстыдно задрала юбку и помассировала культю. Культя была бордово-красной, в мозольных потёртостях. Потом проглотила ещё капельку коньяка и продолжила:

- А Светка на своих костылях вообще не несун-потаскун. Когда на подмышечных ходила, могла ещё пару-тройку килограмм притащить в заплечном рюкзачке. А когда на «канадки» перешла, то только себя и может передвигать. Хочет перед мужем красиво выглядеть. Я её понимаю…

Танька допила коньяк, потом приподнялась, приставила протез назад и поковыляла домой:

- Давай, пока-пока! Успей прибраться, скоро твои женщины пожалуют. А я пойду воспитывать своих домашних.
- Будь! До встречи!

*****************
Пётр выдержал все намеченные планы. Уже к лету он полностью отремонтировал загородный коттедж Татьяны, заменил маломощный водогрейный котёл на более производительный. Утеплил стены сайдингом, довёл до жилого состояния второй этаж, вставил красивые окна, застеклил балкон. Конечно, всё это он делал не сам, но щедро профинансировал работы. И вот, в один из жарких летних дней вся гоп-компания, постукивая костылями и протезом, сопровождаемая здоровым детским плачем, торжественно переехала в новоё жильё. Детей до автомобиля нёс в могучих руках сам Пётр. Красавец БМВ плавно выехал из нашего двора и растворился в голубой загородной дали…
Нас с супругой на новоселье не позвали.

Глава 13. Дежа вю.

Квартира напротив недолго стояла без хозяев. Один раз я видел Светлану, она была на красивых и удобных «канадках», в туфельке на высоком каблучке, ажурном чулочке кофейного цвета и модном, по фигуре, лёгком летнем костюмчике. Что-то забрав из бывшего жилья, не удостоив нас визитом, грациозно и независимо, плавно переставляя ухоженную ножку, женщина удалилась. Приехала и уехала на такси. Я же, по обыкновению, находясь практически рядом, остался незамеченным…
Почти всю мебель, шторы и бытовую технику Пётр оставил новым хозяевам. Как он сам заявил: «В новый дом – ничего из прошлой жизни!» А Петя всегда старался держать слово, даже если это оборачивалось для него финансовыми потерями.
А вскоре объявилась новая владелица квартиры. Ею оказалась Евгения. На хорошем протезе ноги, с косметическим протезом руки, полностью копирующим настоящую конечность, она была совсем не похожа на инвалида. Наша встреча произошла в той же отсечке; Евгения приветствовала меня достаточно прохладно.

- Какими судьбами, Женя? Ты же, вроде бы, где-то в подмосковье обосновалась, замуж вышла?
- Не совсем так. – Евгения поморщилась, видимо не готовая к откровенному разговору. – Семейная жизнь оказалась не для меня.
- Решила вернуться в каторжную Сибирь?
- Здесь жильё в несколько раз дешевле, чем в любой из столиц. Деньги у меня есть. Тем более, что квартира продана с ремонтом и мебелью.
- А дети?
- Не получилось… - Евгения снова скорчила недовольную гримасу и дала понять, что разговор завершён. – Я не обязана с тобой откровенничать. Считай, что мы незнакомы.
- Наверное, это к лучшему. Не настаиваю.

Мы холодно кивнулись. А я мысленно стал перебирать варианты, чтобы всё-таки сменить квартиру на другой район. Такие воспоминания из прошлой жизни мне не были приятны…
Для семейного человека - слишком соблазны велики.
Увы.

Конец 2019г.
ФН



Post Reply

Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 0 guests