Наташа. Короткий рассказ.

В этом форуме выкладываем русскоязычные рассказы.
Forum rules
Общение только на русском языке!!!
Сообщения на других языках будут удаляться!!!
Post Reply
User avatar

Topic Author
Флав Найребис
Новичок
Posts: 25
Joined: 06 Oct 2019, 08:00
Reputation: 18
Sex: male
Location: Сибирь
Ваш Знак зодиака: Весы
Has thanked: 6 times
Been thanked: 22 times
Gender:
Russia

Наташа. Короткий рассказ.

Post: # 46295Post Флав Найребис
08 Oct 2019, 08:30

Флав Найребис

Наташа

Я сменил работу.
Новое пристанище встретило меня весело!

Начало рабочего дня. Могучий охранник Гена в милицейской форме, но без погон, встретил меня в маленьком коридоре. Он был предупреждён о визите нового сотрудника, но попросил подождать.

- Шеф сейчас прибудет, - прогудел он миролюбиво. – Побудь пока здесь.
- Нет проблем!

Гена всех сотрудников фирмы называл на «ты», кроме самого шефа и его жены – главного бухгалтера.
Из кабинета с табличкой «Специалисты отдела продаж» доносился высокий и резкий женский голос. В основном, это была исключительно ненормативная лексика. Возражения незримого оппонента в расчёт, видимо, не принимались.

- Да пошёл он в жопу! Мудак стоеросовый! – данный текст был самым приличным изо всего сказанного. Им, собственно, и была закончена дискуссия.

Дверь кабинета с треском распахнулась. Мимо меня и Гены со свистом, восседая на высокой тележке о четырёх колёсиках, пронеслась смуглая темноволосая женщина в строгом деловом пиджаке с фирменным «бейджиком». Резко оттолкнувшись от пола короткими костылями, она почти взлетела по ступенькам на крыльцо и скрылась за входной дверью.

- Наш менеджер продаж, - прокомментировал появление фурии флегматичный Гена и уточнил: - Старший менеджер. Пошла курить.
- Много курит? – обалдев от уведенного пробормотал я. И добавил услышанную когда-то скабрёзность: - Курящая женщина кончает раком!
- Курит много, - спокойно подтвердил охранник со спокойствием бронированного сейфа, - Иногда по три-четыре пачки за трудовой день. А как уж она кончает, не в курсе. Только три раза замужем была. – Снова помолчал, что-то подсчитывая в уме и уточнил: - Если считать гражданские браки, то пять раз.
- Гена, откуда ты всё знаешь? – ко мне вернулось на миг утраченное самообладание, вызванное таким неожиданным выскакиванием за дверь старшего менеджера отдела продаж. – Ты же охранник, а не начальник кадров!
- Кадрами у нас занимается шеф лично. – Гена был невозмутим, как волнолом в лёгкую зыбь. – А я бывший сотрудник милиции, опер. Так что мне всё известно. Про всех.
- И про меня?
- Угу. И про тебя. Немного. Но достаточно.

Хлопнула входная дверь. Но это был не шеф, он задерживался. Также стремительно, не тормозя на поворотах, резко отталкивая под себя линолеум, госпожа старший менеджер продаж проследовала от места курения к своему рабочему месту. Перед тем, как скрыться за дверью отдела, последовал вопрос:

- Геннадий, это покупатель? – Под словом «это», видимо, подразумевалась моя скромная персона.
- Наш новый складской специалист. Со знанием компьютера, - отчеканил охранник. – Шеф вчера вечером беседовал и принял на работу.

Фурия фыркнула и скрылась за дверью с табличкой. Оттуда незамедлительно последовала гневная тирада о том, какое мнение на неё оставили все бывшие складские специалисты, в особенности козыряющие знанием компьютера, равно, как и нынешние, ничем не лучше. Слова «козлы», «мудаки», и «гондоны» были самыми приличными определениями, адресуемыми означенным специалистам.

- Первый раз она была официально замужем ещё до инвалидности, - продолжая начатую тему и не обращая внимания на выкрики из-за двери, Гена излагал обстановку. – Мужа бросила сама, сказала, что он «бесхарактерная тряпка» и всё такое. Второй муж оставил её, когда она лишилась ног. Разбилась на машине. Не смог ужиться с таким темпераментом. А характер после аварии не стал лучше. – Охранник покосился на дверь. Выкрики смолкли.
- Представляю, - пробурчал я, не столько выражая согласие, а в основном, чтобы поддержать монолог собеседника. – Видимо, увиденное и услышанное сегодня, ещё не предел эмоций?
- А то! Третий официальный супруг появился у неё, уже у безногой, и получил отставку через полгода. Причина та же: доброту она принимает за слабохарактерность, нежное обращение – за мягкотелость, осторожность – за трусость и так далее. А мужик был правильный, я его «прокачал». – Бывший опер самодовольно поморгал и оформил коду: - Было ещё два коротких гражданских союза, дольше четырех месяцев ни с кем не жила. Теперь вполне самодостаточна. А все мужики у неё – козлы!
- На фига такой взрывпакет под стулом нужен шефу? Она же клиентов распугает!
- Э-э, не скажи! – Гена ухмыльнулся своему внутреннему пониманию обстановки на фирме и со значением подвёл итог: - Она менеджер классный. Клиента, особенного заинтересованного и денежного, за версту чует. А уж когда вцепится, то пока не втюхает товара по полной программе, не отпустит. А шефу только того и надо, фирма-то с продаж живёт! А вот и шеф! Здравия желаю!
- Здравствуйте, Геннадий! – шеф был предельно корректен. – Вы скоро сменяетесь? Здравствуйте, Вениамин. – Эта фраза уже предназначалась мне.
- Смену передам через полчаса, напарник припоздает, задержусь. Не беспокойтесь, Михаил Васильевич! – отрапортовал бдительный страж. – Наталья Владимировна уже вся в работе.

Значит, её зовут Наташа.

- Тогда полный порядок. Пройдёмте, Вениамин, – шеф предусмотрительно указал мне направление. – Принимайте хозяйство.

Складов было два. В каждом по персональному компьютеру. Один склад предназначался для официальных сделок, другой распродавался по «чёрному налу», - нормальное состояние для средней фирмы. Раз мне доверили и второй склад тоже, значит, можно считать, что я у шефа в доверии. Видимо, исполнительный Гена «прокачал» и меня. По заданию шефа.
Мы договорились, что в течение дня проведём ревизию товара для приёма дел: шеф, бухгалтер материальной группы и я. Возможно, для этого придётся задержаться, - я не возражал. «Придётся поработать и грузчиком», - посочувствовал мне шеф. Сочувствие получилось фальшивым. «Ничего, здоровее буду!» – проворчал я в ответ. Шеф трусовато взял со стола калькулятор, набрал на нём число. «Вот столько Вы будете получать в месяц. Частично официально, частично в «чёрную»», - утверждая доверительные отношения, понизил голос до шёпота шеф. Я кивнул. Больше ничего не оставалось.

Многие помнят это время. Девяностые годы, инфляция, дефолт и прочие «прелести» «звериного оскала капитализма». Кандидаты наук торговали на барахолке турецкими трусами. Нарастала пропасть, - нищета с одной стороны и непонятно откуда взявшиеся толстосумы – с другой. Мне, инженеру оборонного завода при закрытом НИИ, «секретному физику», бывшему военному, пинком уволенному в отставку по сокращению кадров, особенно выбирать не приходилось. Грузчик, так грузчик. Склад, так склад. К тому же, здесь есть Наташа. Наталья Владимировна, старший менеджер отдела продаж.

С новой работой я освоился быстро. Пробежал взглядом по полкам и стеллажам, полазил со стремянкой. Сравнил наличие упаковок с записями в компьютерах. Один из менеджеров принёс бланк заказа, клиент должен приехать после обеда. Я подобрал товар согласно перечню, загрузил на телегу, подвёз к выходу. Оформил соответствующий расход в компьютере. Пару раз мою работу контролировал лично шеф, довольно помычал, выдавил подобие улыбки. Через пару дней ожидается приход товара, - освободил место на стеллажах, заготовил бирки. Словом, нормальное состояние. Работа, как работа. Бывает хуже.
Грузовая дверь из склада выходила непосредственно наружу, на улицу, на небольшую площадку перед фирмой. Удобно для погрузки-выгрузки. Оценивая обстановку, я открыл створку и вышел подышать. Наташа курила на крыльце в пяти метрах от двери склада. Меня одарила взглядом с подтекстом: «бесконечно малая величина, к тому же – переменная». Зато я смог её рассмотреть в деталях.
Хорошая фигура. Несмотря на отсутствие ног. Тёмные, почти чёрные волосы с лёгким медным отливом. Лицо смуглое, но не от загара, а, скорее, от природы. Хотя нет, при детальном и пристрастном обзоре можно угадать некоторую болезненность. Нитевидные брови. Карие глаза, очень выразительные. Нос правильной формы, узкий, с прижатыми ноздрями. Губы бледные, уголки рта опущены. Крепкие и ровные зубы, немного желтоватые от постоянного курения и крепкого кофе. Волевой подбородок не портил общей картины. Лицо можно было бы назвать привлекательным, даже красивым, если бы не постоянное брезгливо-отрешённое выражение, словно присохшая маска. Безупречная блузка. Ухоженные руки, без колец, браслетов и прочих побрякушек. Пиджак от делового костюма был образцом совершенства и застёгнут на все пуговицы. Под полами пиджака угадывался узкий таз, маленькая аккуратная попка… и всё. Насколько я разбирался в вопросе, ноги отсутствовали полностью, с вычленением тазобедренных суставов.

- Налюбовался? – госпожа ст. менеджер презрительно обратила взор в мою сторону. – Куришь?
- Нет. Дышу воздухом.
- Здоровье бережёшь?
- «Бросай курить, вставай на лыжи…»
- …и вместо рака будет грыжа! – «жизнерадостно» закончила фразу Наталья. – Давно бросил?
- Никогда не баловался.
- Ещё один в вагоне некурящих. Мужик, называется. Штаны надел.
- Был бы шотландцем, пришёл бы в килте. Не вопрос.
- Кто по жизни?
- Инженер. Специалист. Волк-одиночка.
- Женат?
- Нет.
- Был?
- Не был.
- Что, не стоИт?
- Не жалуюсь. Все довольны.
- Что-то ты Геннадию понравился, охраннику - задумчиво протянула г-жа ст. менеджер. – У него оценка людей хорошая. Редко ошибается.
- Разберёмся.
- Что он тебе успел рассказать?
- Ничего.
- Врёшь. Сколько тебе лет?

Я сказал. Наталья Владимировна повернулась в мою сторону вместе с тележкой, ещё раз оглядела, оценила, прищурилась:

- Выглядишь моложе. А ты старше меня. Не думала.
- Исправлюсь.
- Меня зовут Наталья. При сотрудниках для тебя я - Наталья Владимировна, только так. А наедине можешь звать просто по имени.
- Учту. Спасибо.
- Не за что.

Потянула за дверь, легко проскользнула внутрь. Слышно было, как колёсики тележки прыгают по ступенькам, как мягко пристукивают по линолеумному покрытию резиновые наконечники коротких костылей-подплечников. Дверь закрылась. Я тоже закрыл склад, сел на приступок внутри. Так, проясняем обстановку. И наши перспективы…

Охранник Гена сменился на Дмитрия. Его называли, и в глаза, и за глаза Митей-мытарем. Он был на пенсии, не то из бывших таможенников, не то из налоговой полиции. Митя-мытарь также владел информацией, но, в отличие от Гены, был немногословен. Немного старше и не такой громадный, он производил впечатление хитрого и прожжённого интригана при дворе загнивающего монарха.
Мы познакомились. Обменялись некоторыми дежурными, приличествующими обстановке фразами. Мимо нас, уже без лишнего шума и выплесков энергии, снова прокатилась Наталья. Курить, конечно же. Митя услужливо приоткрыл ей дверь. Женщина презрительно наморщилась:

- Скажу Мише, чтобы доплачивал тебе за услуги привратника.
- Лучше сдельно, - нашёлся Митя. – Вы часто курите.
- Я сама могу открыть дверь! – отчеканила безногая. – Вениамин, выйдите со мной!
- Ес, босс! – я мигнул охраннику и вышел следом.

Наталья не стала курить под дверью. Она съехала с пологого крылечка и откатилась метров на десять в сторону, в противоположную сторону от склада. Понял, есть разговор.

- Ты с Митей не откровенничай, - тихо бросила сквозь зубы, - он у Миши-шефа штатный фирменный стукач.
- Въехал в тему. Спасибо. С кем ещё не нужно развязывать язык?
- Практически со всеми. Шеф любит устраивать небольшие вечеринки со спиртным. Потом стоимость пойла вычитает из жалования сотрудников. Сам на корпоративах не пьёт, только делает вид. А на самом деле внимательно слушает, кто и что треплет о нём и о фирме. Может также включить селектор и прослушивать разговоры сотрудников в соседних комнатах. Думай, что болтаешь.
- А с тобой можно быть откровенным, Наталья?
- Можно… - Женщина затянулась сигаретой, задумалась. – Мне ничего не нужно. За стукачество не доплачивают.
- Не боишься, что я тебя сдам шефу?
- Не боюсь! – Наталья фыркнула и недоверчиво поглядела прямо в глаза. – Ты не Иуда.
- А кто?
- Скорее, апостол Пётр. Камень.
- Пётр отрёкся от знакомства с распятым Учителем, - напомнил я.
- Тогда Варавва, - поправилась она. – Чудом избежавший смерти разбойник. Но не предавший своих.
- Лестно. Особенно сравнение с разбойником. Что ещё?

Наталья докурила, загасила «бычок» об асфальт, взяла в руки прислонённые к тележке костыли.

- По-моему, я тебе нравлюсь, - заключила она. И неспешно покатила ко входу в фирму.
- Узнаем на корпоративной вечеринке?
- Я за рулём. Не пью. – Сказала, как отрезала.
- Candy is dandy, but liquor is quicker.
- Не поняла?
- Английская пословица. «Сладостями можно добиться расположения дамы, но выпивкой – быстрее». Слэнг.
- Ко мне это не относится. – Оглянулась через плечо и… улыбнулась. Вот чего не ожидал!

День прошёл быстро. Вечером мы с шефом и одним из бухгалтеров (всего их было два, одна из них – супруга шефа) провели ревизию и я принял склады. Официально. Ревизия прошла на удивление быстро. Впрочем, товара было немного, и он не сильно разнился по сортаменту и номенклатуре. Управились.

Мы уже закрывали грузовую дверь склада, когда… Наташа вышла из офиса на протезах! На хороших, импортных костылях из углепластика! Деловой костюм снизу завершали такие же стильные, отглаженные безукоризненные брюки. И модные туфли на низких каблуках. При желании можно было бы подумать, что женщина просто немного хромает, - так элегантно и непринуждённо она продефилировала к своему автомобилю, стоящему на «пятачке» перед офисом. Пискнула сигнализация; стройная женская фигурка отлепилась от подпорок и прислонила костыли к лакированному боку своей иномарки, открыла водительскую дверь. Уложила костыли вдоль порожка, спиной вперёд села на водительское место, закинула протезные «ноги». Педалей в машине не было. Всё управление было выведено на рулевую колонку. Впрочем, при наличии АКПП управление, полагаю, не намного сложнее.

- Могу подбросить, - ни к кому конкретно не обращаясь из нашей троицы, предложила она. – Еду в центр.
- Сейчас, сейчас, - заторопилась женщина-бухгалтер, - если не трудно, то меня! Михаил Васильевич, я больше не нужна?
- Конечно, отдыхайте! – Шеф благосклонно дал вольную. – Опечатывайте дверь, Вениамин. Вам тоже пора.
- Всего доброго! До завтра.

Наталья с суетливой бухгалтерисой уже уехали. Я неспешно собрался и побрёл восвояси. Начало трудовой деятельности вдохновляло!

*****************

Корпоративная вечеринка состоялась через неделю. Шеф праздновал годовщину образования фирмы. Море спиртного. На вечеринке в официальной её части представили новых сотрудников: водителя-экспедитора Алика и меня.
Помня о наставлениях Натальи, я старательно делал вид, что поглощаю спиртное безмерно! Встревал во все беседы! Но при этом либо молчал, демонстрируя избыток тупости, либо восхищался талантами нашего обожаемого шефа. В конце пьянки абсолютно трезвая Наталья оттащила меня в сторону:

- Идиот! Немедленно иди и умойся! Придурок!
- А что? Что такое? – замычал я.
- Склад закрыт? Опечатан?
- Д-да, давно…
- Ты уезжаешь. Со мной. – Было сказано тихо, конфиденциально. – Быстро!

Я метнулся в туалет. Наталья дожидалась уже в машине. Охранник Гена выпустил меня и тихо хмыкнул вслед. Иномарка заурчала двигателем и унесла нас в ночь.
Через пару кварталов Наталья остановила машину. Всмотрелась мне в лицо. Удивилась:

- Ты же почти что трезвый!
- Конечно. – Я стёр с физиономии похмельное выражение и расхохотался. – Помню твои советы. Спасибо.
- У! А я уже решила, что ты «съезжаешь» в аут. Шефу только того и надо.
- Ему мало стукачей? Ждёт прямых «проколов»?
- Миша никому не доверяет. Никому, даже собственной жене, главному бухгалтеру. Перепроверяет за ней все счета. Лично товар на складах пересчитывает. Трус.
- Угу. Заметил. Наши дальнейшие действия?
- Наши? В каком смысле?
- Ты похитила меня. Пленников положено кормить по нормам какой-то там Конвенции и создавать им гуманные условия!
- Перетопчешься! Ты же жрал на вечеринке!
- А там было, что покушать? В основном, сыр и конфеты. Сыра было мало, а сладкое я не ем.
- Чего ты хочешь?
- Если честно – мяса. Жареного.

Минутное раздумье.

- Ладно, идёт. Поехали ко мне. Веня…
- Да?
- Извини меня за «придурка».
- Без обид. Ещё раз спасибо за предупреждение. Помогло.
- Едем!

Наталья жила в новом доме. Не элитном, но – улучшенной планировки, как такие принято называть. Автомобиль был оставлен на стоянке в пятидесяти метрах от него. Небрежно опираясь на костыли, словно помахивая ими, женщина повела меня за собой, не оглядываясь, как подросток ведёт на поводке огромного послушного и дрессированного пса.
Четыре невысоких ступеньки перед подъездом притормозили наш разбег. Чем-то пощёлкав под пиджаком, женщина закинула костыль на ступеньку, потом чуть согнула протезную «ногу», поставила следом; опёрлась на нижний костыль, подтянула вторую «ногу» и перебросила второй костыль. На следующей ступеньке процесс восхождения повторился.

- Вот за это не люблю ходить на протезах, - горько проговорила она. – Пока идёшь по ровной дороге, чувствуешь себя вполне уверенно. А на лестнице – полная беспомощность с этими «дровами»! Ненавижу! На тележке я мобильнее, гораздо удобнее.
- Могу взять тебя на руки, - предложил я.
- Уже почти пришли. Дальше лифт. Второй этаж.

Квартира была уютной. Минимум громоздкой мебели, оттого пространство казалась ещё больше и просторнее. Наталья, нисколько не смущаясь моим присутствием, села в кресло-коляску, отстегнула и стянула протезы вместе с брюками.

- Поставь, пожалуйста, ноги в угол. До завтра.

Это было сказано так просто, обыденно, будто попросила цветок полить. Пока я устанавливал протезно-брючную композицию под вешалку, Наташа в кресле проскользнула внутрь квартиры, включила свет.
Комнат было две. Большой коридор, просторная кухня. Выключатели над полом, низко. Дверей между комнатами не было, была только в туалет. Толковая и модная евроотделка. Чистота. Порядок и ещё раз порядок. Жилище холостяка, только женского пола. Словно прочитав мои мысли, Наталья из кухни крикнула:

- Только не разбрасывай, где попало, свои носки! Сразу выброшу. Будешь вылавливать в помойном ведре!
- Если у тебя здесь немного повоняет мужиком, будет только гармоничнее!
- Не дождётесь! – Хозяйка апартаментов уже переоделась в домашний халат и крутилась на кухне. – Мне тут никто не нужен, чтобы ещё козлами воняло по углам!
- Уговорила. Правила игры принимаю.
- Смотри, не заиграйся. – Пискнула и зашумела микроволновка. – Иди, вымой руки. Потом сюда!
- Матриархат! – выдохнул я и потащился в санузел. – Озверелость!

Мясо было невкусным, как и положено быть невкусным наспех разогретому в микроволновке стандартному полуфабрикату. Наталья тоже ковырнула, отбросила тарелку:

- Дрянь! Тебе нравится? – и откатилась от стола.
- Не очень, - честно признался я. – Готовлю лучше.
- Мне некогда. Да и не особенно хочется. Одной хватает. А разъедаться нельзя. Себя не подниму.
- Найди кавалера, который будет носить тебя на руках! – предложил я. – Штангиста. Будешь лопать, сколько хочешь.
- Не смешно. У меня высокие запросы к потенциальному спутнику жизни. Дурак мне не нужен. Нищий тоже. Или слабак.
- Где же найти столько богатых атлетических интеллектуалов? На всех желающих явно не хватит.
- Ещё есть мужики, которым нравятся бабы-инвалиды, - не слушая мои ремарки, будто разговаривая сама с собой, продолжала Наташа. – Они называются девоути, или адмиреры. Переводятся как «обожатели».
- Скорее, «поклонники». – Наталья согласно кивнула:
- Эти просто тащатся от безногих и безруких баб. На говно исходят от желаний. Такой мне тоже не нужен, будь он хоть трижды умён и с немереным «баблом». А ты откуда знаешь о девотах?
- Знаю. Один из них сейчас перед тобой.

Пауза. Наталья потянула из пачки сигарету, прикурила, но не затянулась:

- Врёшь!
- Нет. Давай договоримся: я не буду тебе врать. Никогда. Если вопрос мне не понравится, оставляю за собой право не отвечать. Во всех остальных случаях обязуюсь говорить только правду.
- Ты не можешь быть из них… из этих… Извращенцев!
- Ошибаешься.
- Не похож… Совсем не таким я представляла… Почему тогда ты до сих пор не набросился на меня? Не завалил? Не изнасиловал? Или ты дрочишь втихаря и балдеешь от того, как у тебя сперма стекает по ногам?
- Снова мимо.
- Объясни. – Наталья наконец затянулась, закашлялась дымом. – Открой форточку!
- А кто закрывал?
- Я, конечно. Только на протезах. Могу и без них, только придётся на подоконник лезть. А при голодном девоте в опасной близости мне бы этого не хотелось. Так объясни же, как я тебя не «расколола»?
- Очень просто. Я себя хорошо контролирую. Привык.
- Тайный эротоман?
- Это я сейчас кладовщик-грузчик. Восемь лет назад я был инженером НИИ оборонного предприятия. Потом служил офицером ОСНАЗа в бункере, на «точке». Тоже непростая специальность. Представь, если бы я где-то брякнул, мол, нравятся мне одноногие девушки. Или безногие, безрукие. Всё, конец карьере! Меня бы просто вышибли с «волчьим билетом»! Или взяли бы на психиатрический учёт, - ещё неясно, что было бы хуже!
- Да, не завидую тебе! Поэтому и не женат?
- Отчасти, да.
- Как же ты выходишь из положения? Насколько понимаю, ампутантов в твоём окружении не так уж и много?
- Увы, Наташа, понимаешь правильно. Есть выходы, в том числе и суррогатные. Только мало кто согласится таким образом «подыграть». Девушки вообще не склонны представлять себя хуже, чем есть. А предстать в образе инвалида – тем более. Попросил одну свою очень добрую, очень давнюю знакомую таким образом мне «посуфлировать», так после этого такого о себе наслушался! Я, оказывается, и псих, и идиот, и дурдом по мне плачет… Увы! Пришлось расстаться.
- М-да… - Наталья пожевала сигарету. – Тяжела жизнь извращенца. Впрочем, извини. Это я погорячилась.
- Проехали.
- Веня, а… какие конкретно девушки тебе нравятся?
- Без одной ноги. Желательно, с высокой ампутацией. Это имеет значение?
- Имеет. А почему именно без одной ноги?
- Ну, если верить психологам, - «максимальная зрелищность при минимальных функциональных потерях». Так, кажется.
- Психологи, говоришь? Сейчас проверим! Подожди! В холодильнике есть коньяк, выпей пока!

Наталья быстро развернула коляску и вылетела из кухни. Повозилась и побренчала чем-то у себя в будуаре, затихла, снова что-то упало и завозилось. Я нашёл коньяк, плеснул себе, выпил, - ничего так! И ахнул!
Наталья сменила причёску (когда только успела?), тёмные волосы заворачивались вокруг головы крупными локонами. Аромат духов. Лёгкий, даже легкомысленный халатик чуть прикрывал бедро ноги. Правой ноги! Обутой в туфельку на шпильке. Женщина грациозно несла себя на простых деревянных костылях, непринуждённо приближаясь ко мне из глубины квартиры. Ух!
Наверное, вид у меня был обалделый! Во всяком случае, женщина расхохоталась и чуть не выпустила костыли из рук. Я рванулся и неловко успел-таки подхватить её. Наталья не переставала веселиться:

- Это протез! Очень хороший протез, почти что неотличимый от настоящей ноги! Ты меня видел без ног и на сдвоенных протезах. А этот я почти что не использую. Так, эпизодически!

Оказалось, я ошибся насчёт ампутации с вычленением. Левая нога, действительно, отсутствовала полностью. А от правой остался тазобедренный сустав и пять сантиметров кости, - на тележке и под пиджаком видно не было. На эту культю и был рассчитан столь «крутой» протез.

- Я так даже на пляж ездила, с подругой, - хохоча рассказывала Наташа, потрясая локонами. – Знаешь, есть такие купальники, закрытые и с мини-юбочкой, по типу тех, что были сто лет назад. Сейчас снова модно! Так вот, я нацепила правую «ногу» и таким манером вывалилась на пляж загорать! Не купаться, конечно, а только на песочке понежиться. Сколько тут слетелось мужиков! Отбою не было! Снять бы со всех плавки, утопили бы в сперме!! А потом я принародно избавилась и от этого протеза, сколько тут челюстей отпало! Нехорошо издеваться над больными людьми, да?
- Так им и надо, вуайеристам недобитым! – поддакнул я. – Правильное решение!
- И всё же, почему ампутация именно одной ноги так популярна у мужчин-девоутов? Расскажи подробнее!

Я начал пространно рассуждать об особенностях мужской психологии вообще и о психологии девоути в частности. Наташа слушала рассеяно и кивала невпопад. Она давно уже сидела у меня на коленях, без протеза, просто без ног, а я слегка придерживал её под культю. Культя была худая, вся изрезанная буграми шрамов, словно её складывали в единое целое как паззл. Элитный протез с туфелькой-шпилькой инфернально лежал на пороге кухни. (Мне однажды приходилось присутствовать у трупа женщины, попавшей под поезд, так её ноги также высокохудожественно лежали на железнодорожной насыпи, в отдалении от тела.)
Мы пили коньяк, поочерёдно пригубляя из одного бокала. Вдруг моя дама взяла меня тонкими и сильными пальцами за скулы:

- Хочешь меня? Только честно!
- Да. Хочу.
- Идём… Отнеси меня! Скорее, пока я не передумала!

Утро мы проспали.
Я выбрался из Наташиной спальни и определённо понял, что на работу бежать поздно. Даже со всех ног. Даже если эти ноги есть. Наташа крутилась на кухне, вкусно пахло свежим кофе и ещё чем-то съедобным. Колёса кресла-коляски бесшумно переносили их хозяйку от стола к плите и микроволновой печи. Перед тем, как показаться, я шмыгнул в ванную комнату и сунул голову под кран с холодной водой.

- Доброе утро!
- Умылся? Быстро пей кофе и едем!
- Уже опоздали. Рабочий день начинается через десять минут.
- Я предупредила охранника. Генка не сдаст, свой парень. Сказала, что у меня не завелась машина и попросила тебя помочь, как живущего ближе всех. Соврёшь что-нибудь про севший аккумулятор. Сумеешь?
- Тебе – нет. Но для тебя – да!
- Для себя ври. Меня не выгонят, я слишком ценный работник. А вот ты кадр – без году неделя. Вышибут без пособия.
- Учту. Кофе блеск! Спасибо.
- Машина на стоянке, уже прогрета. Помоги мне надеть «ноги» и спуститься.

Мы сбежали по ступенькам, не дожидаясь лифта. Я практически нёс Наташу, пропустив руку между ног… Пропустив руку между теми местами, где должны были бы быть её ноги. Выйдя из подъезда, она оперлась на костыли и независимо зашагала на протезах к автостоянке.

- Тебе со мной понравилось? – спросила она, когда мы уже почти что подъехали к фирме.
- Да, - короткий ответ.
- У меня нет ног. Не твой тип.
- Мне понравилось!..
- У меня почти нет задницы. Шрамы и кости.
- Мне понравилось, Наташа.
- Ты обещал не врать.
- Не вру.
- Тебе нравится поза «мужчина сзади». А у меня сзади даже схватиться не за что. И приподняться не могу. Нужны ноги, хотя бы до колен. Хотя бы одна нога…
- Мы же подложили подушку. Было нормально.
- Мне было хорошо. А тебе? Не уверена.
- Наташка, мне было с тобой хорошо. Очень хорошо. Не надо учинять «разбор полётов».
- Потом поговорим.

Показалась фирма. На работу мы почти не опоздали. Ну, почти. Зашли вместе и тут же разошлись по своим местам. Шеф снова задерживался. Геннадий понимающе кивнул. Не продаст? Посмотрим. Я нырнул в свой склад.

Мы встречались ещё четыре раза. Матерщинница и скандалистка, госпожа старший менеджер, у себя дома Наталья превращалась в обыкновенную, неудовлетворённую самку, раненую жизнью. Слабая и милая женщина, пытающаяся выглядеть сильной и независимой. С завышенными претензиями и неадекватной самооценкой.

Через три месяца она наладила активные деловые связи по поставкам товара для Миши-шефа из Германии. Познакомилась с поставщиком лично. Вышла за него замуж. Уехала из России.

А мне с Наташей и вправду было хорошо.
ФН
1998 г.



Post Reply
  • Similar Topics
    Replies
    Views
    Last post

Who is online

Users browsing this forum: ERAbis, Ferrum and 3 guests