Алёна. Короткий рассказ

В этом форуме выкладываем русскоязычные рассказы.
Forum rules
Общение только на русском языке!!!
Сообщения на других языках будут удаляться!!!
Post Reply
User avatar

Topic Author
Флав Найребис
Новичок
Posts: 25
Joined: 06 Oct 2019, 08:00
Reputation: 18
Sex: male
Location: Сибирь
Ваш Знак зодиака: Весы
Has thanked: 6 times
Been thanked: 22 times
Gender:
Russia

Алёна. Короткий рассказ

Post: # 46232Post Флав Найребис
06 Oct 2019, 08:07

Флав Найребис

Алёна

Лето – это хорошо! Это просто замечательно. В Сибири, где 8 месяцев то зима, то просто непогода, каждому тёплому дню радуешься, как последнему.

Я в отпуске. В первом за свою жизнь законном отпуске. Отдыхаю на чужой даче, в смысле, - даче родственников. Дачный посёлок большой, но половина участков ещё не освоена, заросла по первобытной целине сорняками. Хилые заборы из подручных материалов годятся только на дрова. Тем лучше. Ощущаешь себя где-то на краю несостоявшегося Апокалипсиса. И – тишина!..

Впрочем, у родственников участок ухоженный. И домик, и калитка, и забор в порядке. Грядки по ранжиру, помидоры подвязаны. Под картошку прихвачен соседский участок, без домика - вот он пока что ничейный. На границе участков, так сказать, на меже, висит гамак. В нём-то я и предаюсь отчаянному безделью. С пивом! И ещё почти что неделя впереди! В моём единоличном распоряжении.

В домике на участке напротив тоже живут. Появляются наездами по выходным. Сегодня вторник. Полдень. Странно, но там кто-то есть. Нет, не пойду. Лень. Пока пиво в баллоне не кончится – из гамака не высунусь.

Калика шевельнулась, по дорожке прошелестели подошвы тапочек. Знать, по мою душу. Так, откроем один глаз. Что у нас в обзоре?

Я знал, что её зовут Алёной. Девочка-подросток. Ещё не девушка, уже не ребёнок. Вытянувшаяся вверх акселератка с наивными серыми глазами. Русые прямые волосы, короткая стрижка, неловкая улыбка на припухлых губах; светлая маечка-безрукавка, джинсовая мини-юбка на одной пуговице, тапочки-шлёпки с обрезанными носками на босых ногах. Из прорезей маечки, там, где должны быть руки, торчат нескладные плечи-ключицы с малюсенькими культяпочками. Тоненькие розовые, почти незаметные, шрамики. Девушка без рук.

- Меня зовут Алёна, - представилась она. – А вас – Веня. Правильно?
- Угу. Нас зовут Веня. Тем более, что нас тут один штук.
- Ну, вы же старше… - девушка смутилась, ища оправдание множественному числу. – И такой солидный, представительный. – Тут она хихикнула.
- Это ты мой живот имеешь в виду? – я выпал из гамака и принял позу «красавец мужчина». – В меру упитанный, в полном расцвете сил!

Девушка расхохоталась, потом попыталась придать себе подобающе-серьёзный вид. Не получилось, прыснула снова; шмыгнула носом, культяпкой плеча провела по верхней губе, чихнула.

- Будь здорова!
- Спасибо…
- Давай на ты?
- Давайте… В смысле – давай! Я бы протянула вам… то есть тебе, руку для знакомства, только протянуть-то нечего, - девушка подёргала обрубочками плеч, как бы демонстрируя готовность рукопожатия, но невозможность оного. – А ногу как-то неудобно… для первой встречи.
- Будем считать, что контакт дружественных цивилизаций состоялся. Ты одна на даче?
- Да. А что? Я вполне самостоятельная, могу свободно себя обслуживать. Мама приедет завтра вечером и снова уедет. А я останусь ещё на пару дней!
- В самом деле? И не страшно?
- Кого бояться? – девушка неподдельно изумилась, словно я пообещал ей нападение хищного зверя. – А без рук я уже три года, так что всё умею. Могу и за себя постоять. Смотри!

Алёна одним движением вынула правую ногу из тапка, подхватила с дорожки кусочек гравия; подпрыгнув, повернулась на левой ноге. С какой-то потрясающей сломанной грацией подняла ногу на уровень куцых плеч, размахнулась и бросила. Камушек звонко срикошетил о столб калитки.

- Вот как! А если бы это был большой камень, я бы всё равно добросила и попала! – босая нога победно вернулась в шлёпку. Девушка гордо глянула на меня, пытаясь понять, какое впечатление произвёл бросок.
- Всё, убедила. Ты опасный человек, камнями кидаешься…
- Вообще, конечно, лучше всего убежать…
- Хорошо бегаешь?
- Приходится. В спортклубе инвалидов занимаюсь! Четыреста метров бегаю с хорошим результатом! – похвасталась она. – И в высоту прыгаю. Ещё плаваю… немного. С ластами. Только боюсь.
- Ясно. Мне, старому и отяжелевшему от пива монстру, за тобой просто не угнаться, ни по земле, ни по воде. Сдаюсь без боя! Капитулирую.
- Пригласи меня в домик, - как-то внезапно и без перехода тихо попросила девушка. – У меня к тебе небольшое дело. Просьба.
- Идём.

Мы прошли через веранду в приятную прохладу дачного сооружения. Электричество в садовом обществе ещё не провели, так что полутьма в домике была естественным состоянием. Молодые деревья под окнами были лучше всяких занавесок. Впрочем, занавески тоже были.

- Мне нужна твоя помощь, - неуверенно повторила девушка. – Поможешь?
- Конечно. В чём проблема?
- Только ты никому не рассказывай. Хорошо?
- Начало настораживает. У нас будет тайный сговор? Надеюсь, не государственная измена?
- Нет… Дело в том, что я никогда не видела… Покажи мне! Пожалуйста!
- Не понял. Чего не видела? Что ты просишь показать?

Девушка отвела глаза. Снова передёрнула обрубками плеч, сделала движение, словно пытаясь указать на что-то. Потом снова вынула ногу из тапочка и коснулась моих джинсов:

- Я никогда не видела мужчину. Голого мужчину ниже пояса, - обречённо и тихо прошептала. – Покажи мне.
- Зачем? – я был ошарашен просьбой. – Оно тебе зачем надо?
- Надо, - так же тихо, но убеждённо произнесла моя собеседница, скосив глаза куда-то в угол. – Девчонки в спортклубе обсуждают своих… ухажёров. А мне и сказать нечего.
- Ну, дела! – шок от услышанного стал проходить. Я прикрыл входную дверь. – Ты это серьёзно?
- Ты обещал мне помочь!
- Идём вовнутрь.

Мы прошли в дальнюю комнату избушки. Старый хозяйский диван был застелен неновым, но чистым пледом. Алёна сняла тапочки и стояла на придиванном половике, нервно шевеля пальчиками ног. Была обоюдная неловкость. По жилам растекался адреналин, участилось сердцебиение.

- Ладно, смотри! - Я потянулся к поясному ремню. В голове молоточками отдавались удары сердца. Впрочем, сердце было где-то там, далеко. Пальцы рук предательски задрожали, застёжка-«молния» никак не поддавалась.
- Давай я сделаю, - с тихой решительностью произнесла Алёна. – Я помогу…

Одним движением, ловко и непринуждённо она присела рядом с диваном на согнутую левую ногу. Пальцами правой ноги захватила язычок «молнии» и плавно потянула вниз. Джинсы, распахнувшись, упали с меня. Секунду помедлив, девушка встала на колени и зубами стянула с меня трусы. Надо ли говорить, что мой орган предстал во всей боевой готовности!!!

- Какой он у тебя большой! – восторженно прошептала Алёна, подавшись вперёд вплотную. – Я видела голых мужчин только в музее, ну, статуи… Я его потрогаю, можно?

Я попытался что-то ответить, но слова застряли в горле плотным комком. Алёна потрогала меня сначала одной культяпкой плеча, затем другой. Коротышки-культяпки были холодными, только маленькие шрамики на них вдруг побагровели, словно налились изнутри.

- Я никогда не делала этого руками… И уже не сделаю, - с грустью прошептала девушка. – Я совсем не сделаю тебе больно, поверь!

Я ощутил прикосновение сухих и потрясающе горячих губ. В голове не к месту вертелась фраза из братьев Стругацких: «Стояли звери около двери. В них стреляли, они умирали…»
Смотреть вниз я не решался. Так и замер истуканом возле дивана. Кровь перегонялась сердцем с неистовой силой! Меня засасывало… затягивало… заглатывало дикое ощущение, сродни невесомости с одновременной потерей пространственной ориентации. Отсчёт времени тоже исчез. Странно, что я не рухнул!

- Спасибо! – промолвила девушка, что-то судорожно глотая и вытирая губы об маечку, помогая себе культяпками. – Спасибо тебе огромное! Это было здорово!
- Что здорово? – глупо переспросил я. – Я же ничего не сделал!
- Ты для меня сделал! Сделал очень много! – вдохновенно и горячо заговорила маленькая развратница. – Я у тебя в долгу!
- Тогда… - моя тупость в тот момент была в высшей стадии развития. – Тогда услуга за услугу. Ты меня видела. Покажи мне себя!
- Конечно! Конечно же! – Алёна вскочила на ноги, почти что подпрыгнув. – Как же я сразу не догадалась! Смотри!

Отточенным движением босой ноги она расстегнула пуговицу на джинсовой мини-юбке и та упала на коврик. Под юбкой у девушки ничего не было. Ничего! «Конечно, - затуманено подумал я, - ей же неудобно было бы в туалет ходить, будь на ней трусики!» Алёна выскочила из кольца джинсы, села на диван; ловким движением ног, закинутых выше головы, стянула с себя майку.

- Смотри!

Тонкие шрамы ампутированных рук не оканчивались на коротких культях. Они тянулись переливающимися шнурами через подмышки до грудей… Вернее, до тех мест, где у девушек должны быть груди. Грудей не было, даже намёком. Были хорошо заштопанные рубцы. На фоне плоского живота и прорисовывающихся из-под смуглой кожи рёбер сломанными крыльями сверху нелепо торчали тонкие ключицы.
Алёна не дала мне насладиться созерцанием всей картины. Схватив меня длинными ногами, она подтянула к себе вплотную и снова припала губами к возбуждённому органу. Теперь уже с осознанием дела и с готовностью идти до развязки, до конца! Словно она осталась должна и теперь готова рассчитаться по всем репарациям сполна. Надо сказать, что, утеряв свою заторможенность, я не особенно сопротивлялся. На секунду разжав губы и снова крепко обняв ногами, мерзавка повалила меня на диван. Едва зафиксировав мой торс в горизонтальном положении, в устойчивой позе на спине, уже без джинсов и трусов, Алёна с восторгом запрыгнула сверху. Стройные, крепкие, подвижные и сильные ноги ничуть не давали усомниться в том, что она удержится «наездником» без помощи каких-то там ненужных рук! Свершилось!!

- Свершилось! – девушка повалилась на меня, пытаясь обнять культяпками. – Ура, вот я и женщина!!
- Тебе не больно? – более идиотского вопроса в тот момент у меня не родилось.
- Немного, совсем немного! – радостно зашептала Алёна. – Это ненадолго, девчонки рассказывали, что скоро всё пройдёт! Ты замечательный! Ты очень добрый!
- Держись, ещё чуточку. – Наконец-то я восстановил способность к осмысленным действиям. Обнял мою подругу за короткие культи рук, приподнял над собой. Я был ещё в ней, в такой горячей и худой. Она по-прежнему цепко сидела на мне, чуть подрагивая от напряжения бёдрами, нервно дыша и шевеля маленькими обрубками под моими пальцами. – Осторожно, не упади!
- Хорошо! – девушка выдохнула и обмякла. Впрочем, уже обмяк и я.

Мы сползли с лежанки совершенно обессиленные. Крови почти не было, ни на мне, ни на покрывале. Несколько просочившихся густо-розовых капелек при некоторой фантазии можно было бы принять за раздавленные ягоды смородины. Впрочем, кто будет пристально разглядывать старый дачный диван!

Вода в трубах была теплая, нагревшаяся за день. Напор был слаб, но при отсутствии водоразбора, его вполне хватало. Я набрал полный эмалированный таз, занёс в дом, нашёл чистое полотенце.

- Я сама обмоюсь! – независимо заявила барышня. – Я всё могу сама, ты же знаешь! Правда?
- Так точно, мой командир! – шутливо козырнул я. – Может, предоставишь мне эту почётную обязанность?
- Не надо. Я всё сделаю сама.
- Почему ты отказываешься от помощи? Я тебе не совсем чужой…
- Я всё решила сама. Я сама так хотела. Не обижайся. Выйди, пожалуйста.

Вышел. Внутри меня что-то оборвалось. Треснуло и закрылось.
Хлопнула входная дверь домика. Алёна была одета также, как и час тому назад, только причёска немного набок, да вздорная майка с мокрыми следами пальцев ног и немного помята. Для дачного облачения – практически ничего не значит. Попытался обнять её, – она мягко, но решительно отстранилась.

- Не надо, Веня. Ты обещал никому не рассказывать, помнишь?
- Да. Помню. Слово сдержу.
- Вот и хорошо. – Плавно поворачивая худой попой, девушка сбежала с крыльца, завернула в калитку. - Прощай!
- Как честный человек, я должен на ней жениться, - пробормотал я дежурную фразу из джентльменского набора. Впрочем, слушать мои признания было некому.

Алёна незаметно уехала с дачи вечером того же дня. Больше мы не виделись. Никогда.

Адрес хозяев дачи узнать не составило труда. Через пару недель, вооружившись букетом и заготовив пару дежурных фраз, я отправился на свидание. И успел… как раз от подъезда зачуханной хрущёвской панельной пятиэтажки отъезжала грузовая машина с узким красным гробом в кузове. Две заплаканных женщины сидели рядом. На одной из двух табуреток, забытых на асфальте, стояла фотография в траурной рамке, такая знакомая. Всё.
Всё.
Я оставил букет рядом. Вездесущие сердобольные старушки громко перешёптывались, недобро косясь на меня. Впрочем, любопытство пересилило.

- Вон там и упала, болезная! – просветила меня одна, самая бойкая, указуя на тёмное пятно под рядами окон. – В аккурат головой вниз и об землю. Так пятый этаж, сразу Богу душу отдала, не мучилась! А уж так при жизни настрадалась! Бедняжка! Калека!

Я промолчал.

- А вы кто ей будете, молодой человек? – И, не дождавшись моего ответа, продолжила: - А в последние дни ходила, как на крыльях летала, счастливая! Будто всё у неё хорошо! Уж мы так радовались за неё, так радовались!
- Записку оставила, - поддакнула другая бабка. – Будто всё у неё теперь есть, чего хотела. А чего хотела…

Я не дослушал. Мне было всё ясно.
Прости. Опоздал.
«Стояли звери около двери…»

Прошло почти тридцать лет, я нарушил данное слово. Теперь уже всё равно.

ФН



Post Reply
  • Similar Topics
    Replies
    Views
    Last post

Who is online

Users browsing this forum: ERAbis, Ferrum and 2 guests