Анна. Рассказ.

В этом форуме выкладываем русскоязычные рассказы.
Forum rules
Общение только на русском языке!!!
Сообщения на других языках будут удаляться!!!
User avatar

Topic Author
Флав Найребис
Житель
Posts: 424
Joined: 06 Oct 2019, 08:00
Reputation: 99
Sex: male
Location: Сибирь
Ваш Знак зодиака: Весы
Has thanked: 99 times
Been thanked: 436 times
Gender:
Russia

Анна. Рассказ.

Post: # 46605Unread post Флав Найребис
26 Oct 2019, 09:17

Флав Найребис.
Анна.
Чудеса, или Сбывшаяся сказка.

Терпеть не могу жизнерадостных идиотов!
Но встречать таковых периодически приходится.

С Петром мы не виделись с самого окончания школы. Туповатый Петя списывал у меня все домашние задания, практически не вникая в сущность решений и ответов. Выпускные экзамены сдал на три-четыре и надолго исчез с горизонта событий. И вот, нате, - какая встреча через века!

- Вентиль, га-га-га, это ты! О-го-го! Здоров, братан, могуч! Ге-ге-ге! В животе коренаст! Хорошо питаешься? Правильно! Себя нужно любить, братка! – Круглый, как хорошо накачанный шарик, Пётр заходился в животном смехе, обнимая меня за торс и брызгая слюнями от избытка чувств. – А чего хромаешь-то?
- Устал маленько. Тяжеловат стал, ноги побаливают. – Ну, конечно, не стану же я распространяться перед первым встречным о том, что меня крепко укатали в спарринге свои же собственные коллеги пару дней назад. – Старею, наверное…
- Это всё от сидячей работы! – Безапелляционно подвёл итог мой бывший одноклассник. – Где работаешь? Поди, штаны просиживаешь?
- Я на госслужбе…
- Все болезни – от ног! – Пётр не выслушал мой ответ. Он был ему просто не нужен. Бывший одноклассник был уверен в своём мнении с упёртостью клинического шизоида, другое просто не принималось во внимание. – Поверь, как только мы теряем связь с землёй, начинаются хвори! Поэтому так важно следить именно за ногами: нужна удобная обувь, нужны прогулки по траве босиком, нужен массаж! А ты просто засиделся, Вентиль! Где ты обитаешь?
- В конторе…- Распространяться о действительном характере службы мне не хотелось, тем более что ответ, как и предыдущий, остался не выслушанным.
- Вот, вот! Всюду асфальт, бетон, линолеум; тесные ботинки и синтетические носки. Сами себя гробим, нещадно! А я, вот, представь себе, владелец Салона красоты! Понял, да! Салон красоты и здоровья, понял: здоровья! Всё, что хочешь: причесон-шниперсон, массаж-татуаж, спа-процедуры, пилинг-шмилинг, эпиляция-хреновация, маникюр-педикюр…(Юмор у Пети всегда граничил с убогим кретинизмом, что, как он полагал, добавляло ему шарма!). О! Точно! Вентиль, я тебя угощаю! За всё хорошее, понял, да? Добрые дела не должны остаться безнаказанными! Гы-гы-гы! – От пришедшей в голову идеи шарообразный, но очень подвижный Петя запрыгал вокруг меня, словно резиновый мячик. – Щас всё устроим! Го-го-го!!

Как говорится, сделано предложение, от которого трудно отказаться!
В ста метрах от нас, на первом этаже старинного полногабаритного «сталинского» дома действительно располагался блядского вида Салон красоты с претензионным названием «Нарцисс». Словно падишах перед входом в гарем, Пётр обрёл горделивую осанку и с особой помпезностью распахнул тяжёленные двери. Салон и вправду был роскошен. Рассчитан на богатого клиента, причём любого пола, в том числе и «среднего».
В салоне пахло дорогим парфюмом, каким-то заграничным экзотическим ароматом и искусственно кондиционированной свежестью; повсюду на фоне неслабого евроремонта (дом-то старинный, «сталинский»!) в дорогущих рамках с золотыми обрезами были развешаны многочисленные дипломы, свидетельства, сертификаты, лицензии и прочие документы, удостоверяющие о полном соответствии данного заведения всем международным стандартам. Милые молодые женщины в строгих фирменных халатиках, открывающих длинные голые гладкие ноги, сопровождали нас идеальными улыбками. Ну, ещё бы: сам ХОЗЯИН пожаловал! Полная готовность: чего пожелаете?! Из полутёмного коридорчика с претензией на эксклюзивную интимность также сладко улыбался мне набриолиненный паренёк с откровенно педерастическим макияжем… Мама дорогая! Но с пареньком знакомство было решительно пресечено:

- Самое главное – это ухоженные ноги! – провозгласил Пётр, хозяйским взором отдавая команды персоналу. Я не осмеливался возражать боссу на столь категоричное и нелепое заявление в присутствии его подчинённых, а персонал бодро прыснул во все стороны. Собственно, оспаривать принятое Петром решение было практически бесполезно: тупость и упрямство моего коллеги по парте с годами только умножились. – Сейчас сделаем тебе массаж и педикюр. У меня прекрасный мастер! А потом продолжим, продолжим… Ага, по коньячку и ещё чего…

Что именно собирался делать далее благодарный хозяин, узнать не удалось: у него в кармане яростно затрещал мобильник. Махнув рукой в сторону миловидной матроны, исполненной пышных форм с бейджиком «Администратор зала», и рявкнув напоследок: «За счёт заведения!», круглый и важный Пётр удалился в глубину салона, что-то рыча в микрофон мобильного телефона.

- Пожалуйте, сюда! – Администратор изысканно-вежливо сопроводила мою скромную персону в отдельный кабинет. – Сейчас будет мастер, один момент!

Апартаменты маникюрной комнаты не уступали в роскоши всему увиденному. Удобное низкое кресло. Мягкий расслабляющий интерьер. Кондиционер. Негромкая музыка. Какие-то краники, ванночки, тазики… Раковина для слива растворов, почему-то расположенная на уровне пола. «Наверное, нужно снять ботинки», - подумал я. Но сделать не успел. Открылась маленькая дверь и из подсобного помещения появилась маленькая женщина. Очевидно, тот самый мастер педикюра. Вот так сюрприз! - Я мысленно ахнул.
Маленькая молодая женщина была одета в такой же фирменный халат, аккуратно подвёрнутый снизу. Волосы полностью убраны под элегантную фирменную шапочку с резиночкой, натянутой по самые уши и брови. Красивые глаза были скрыты за очками в лёгкой пластиковой оправе, сидящими на аккуратном остреньком носике. Тонкие губы в дежурной улыбке на бледно-розовом лице. Остренькие грудки слегка приподнимают выточки халата. Под маленькой задницей вместо ног – низенькая тележка на бесшумных обрезиненных колёсиках. Лёгкие пластмассовые «утюжки» в руках…

Судя по бейджику, приколотому к халату, её зовут Анна.
Вот это номер!
Тихий шок.

Не говоря ни слова, Анна моментально сняла с меня обувь и носки. Потом приподняла брючины и подколола их маленькими прищепками на нужной высоте. Подтянула к рабочему месту объёмную пластиковую ванну, за которой тянулся электрический провод. Погрузила ступни в приятно пахнущий бледно-розовый раствор. Жидкость была тёплой, со дна ванночки побежали мелкие пузырьки, и сама ванночка слегка завибрировала. Стало хорошо, тепло и приятно.
Анна надела на руки тонкие прозрачные одноразовые перчатки. Внимательно и профессионально оглядев мои ноги, она выбрала из набора и разложила необходимые инструменты: какие-то щипчики, пилочки, маленькие ножницы, пузырьки, тампоны и ещё невесть какие, неизвестные непосвящённому человеку инструменты и предметы. Через несколько минут, видимо оценив степень готовности («сваренности») моих ног, мастер вынула правую, слегка промокнула мягким душистым полотенцем, установила на вычурный «станок» перед собой и приступила к манипуляциям…
Я предпочёл не смотреть. Нет, не на ноги. На ноги, - на свои и на чужие, в том числе, - оторванные взрывами мин и гранат, - я нагляделся вполне и с избытком. Я не мог без щемящего чувства глядеть на Анну… Красивую маленькую безногую Анну.
Что за выкрутасы судьбы: педикюр наглым и богатым клиентам салона делает женщина, сама лишённая ног…
Анна закончила работу с правой ступнёй, аккуратно вернула мою конечность обратно в ванночку и принялась за аналогичную обработку левой. Только тут она подняла глаза на меня и тихим, почти бесцветным голосом, произнесла:

- Вы не похожи на постоянного клиента салонов красоты. Последний раз педикюр вам делали не менее десяти лет назад.
- Правильнее сказать, мне никогда не делали подобной процедуры. Это первый педикюр в моей жизни.
- У вас очень грубая обувь, - помолчав, также тихо добавила маленькая женщина. – Очень плохие ботинки, или что-то в этом роде. И вы много ходите по неровной дороге.
- Не ботинки, а армейские сапоги с портянками, или «берцы». Я военнослужащий. И часто бываю в тех местах, где вовсе нет дорог.
- Я так и подумала. Догадалась. – Анна вернула в ванночку левую конечность и снова принялась за правую, наводить последние штрихи. Так сказать, «чистовой проход». – Всё можно поправить. Только не нужно запускать. Вы будете чувствовать себя намного лучше, даже не в самых комфортных условиях.

Прошло ещё немного времени. Обе ноги были заботливо обработаны «по-чистому», вытерты мягкой тканью и смазаны кремом. Дальнейшее облачение мне пришлось проделать самому.

- Сколько с меня? – Я не привык к халяве, поэтому был обязан задать этот вопрос.
- Хозяин сказал: за счёт заведения. – Анна неторопливо собирала инструмент, выливала раствор из ванночки, прибиралась в закутке. – Спросите у администратора.

Я вышел в холл. Монументальная и насквозь элегантная, вся из себя, администратор зала снова приветствовала меня отрепетированной улыбкой:

- Вам всё понравилось? Слово Петра Эдуардовича для нас закон!
- Да, всё великолепно. Спасибо. А где же сам Пётр Эдуардович?
- А… Э… Он вас не дождался. Быть может, вы договорились о встрече в другом месте?
- Увы, нет. – На столе в холле стояла порожняя бутылка дорогущего коньяка и два стакана. Один стакан, очевидно предназначенный для меня, был девственно чист. Во втором блестели остатки коньяка. Всё понятно. Пётр выжрал всю бутылку в одиночку и немедленно забыл о моём существовании. Стало быть, кроме хронической природной тупости, наработанной наглости и прогрессирующего упрямства, Петя приобрёл ещё и алкогольный склероз… Через секунду администратор подтвердила догадку:

- Пётр Эдуардович уехал по делам. Срочно. По вам никаких новых распоряжений не поступало.
- Он сказал, когда вернётся?
- Босс перед нами не отчитывается! – с некоторым пафосом объявила администратор. – Вы его гость, если желаете, можете его подождать. Коньяк в холодильнике. Принести?
- Нет спасибо. Благодарю за предложение. Я кое-что оставил в педикюрном кабинете. Нужно забрать.

Администратор благосклонно кивнула («Другу босса позволено всё!») и уплыла в богемную темноту анфилад салона. А я почти бегом рванул в педикюрный кабинет… Догадываетесь, почему? И правильно!
Я успел. Анна заканчивала собирать все массажно-педикюрные причиндалы и, ещё пара минут, исчезла бы вовсе… Успел!

- Вы что-то забыли? – голос был таким же тихим и бесцветным.
- Да. Забыл спросить. У меня традиционный вопрос: девушка, что вы делаете сегодня вечером?
- У меня сегодня свидание, - ни на мгновение не смутившись, ответила Анна. – Сегодня я приглашаю в гости одного мужчину. Который мне понравился. Вас.
- А… - Ступор на полсекунды. – Понял.
- Похоже, ваш друг про вас забыл, - с тихой усмешкой и капелькой яда в интонациях проговорила маленькая женщина, подбирая свои «утюжки». – С ним это бывает.
- Похоже, что забыл, - подтвердил я догадку работницы салона. – Пётр и раньше не отличался собранностью. Чувствовал сиюминутные проблемы, а на перспективу думать не умел. И не старался.
- Я догадалась. – Анна внимательно, ОЦЕНИВАЮЩЕ посмотрела на меня снизу вверх и улыбнулась. – А вы совсем другой.
- Я сегодня приглашён в гости, разве нет? – Сменить тему было самым подходящим решением. – В ста метрах от салона у меня припаркован автомобиль. Мы уже едем, или как?
- Мы не едем. Идём пешком. Пойдёмте со мной, мой рабочий день окончен десять минут назад.
- Готов. Кстати, меня зовут Вениамин. Если хотите – Веня, Вен, Флав, или…
- Да, спасибо. Меня – Анна. Впрочем, вы это уже знаете, с бейджика…

*************************************************

А дальше начались чудеса!

Анна нырнула в низкий коридор, жестом приглашая меня за собой. Легко отталкиваясь маленькими лёгкими «утюжками», она бесшумно прокатилась через чистенькое подсобное помещение и остановилась перед железной дверью в половину нормального человеческого роста. Маленькой безногой барышне дверь была как раз впору, а мне для преодоления потребовалось втянуть живот и согнуться.
Плоский латунный ключ сделал своё нехитрое дело: дверь бесшумно отворилась. Анна проскользнула дальше, в слабо освещённый коридор: не то эвакуационный проход, не то пожарный аварийный выход. Да мало ли что может быть предусмотрено в старинных «сталинских» постройках первой половины прошлого века! Не удивлюсь, если где-то, метрах в ста под нами, в скальном грунте архейских наслоений окажется прекрасно сохранившийся фрагмент знаменитого тоннеля «Лондон-Бомбей»! Или выход на секретную ветку метро. Дверь смачно чавкнула за нами подпружиненным косым ригелем замка… Тайна надвигалась!.. Но нет, низкий и узкий (для моих габаритов) обшарпанный лаз вывел нас к очередной стальной двери. Снова брякнул ключ, дверь тихо приоткрылась и мы с безногой проводницей оказались под лестничным маршем, на обычной лестничной площадке первого этажа полногабаритного многоквартирного особняка в сталинском стиле. Легко поднимаясь по сглаженным от времени ступенькам, подтягиваясь на руках, Анна начала восхождение наверх. Снова тихо чпокнула за спиной стальная дверь, словно отсекая нас от предыдущей реальности.
Подниматься пришлось только на один этаж. На просторной площадке обосновались две двери: одна, обитая дорогим дерматином «под кожу», с тремя навороченными замками, была явно не для нас. Напротив, скромная дверь с нарочито низко расположенными ключевинами примитивных замков, принадлежала наёмной работнице педикюрного кабинета.

- Проходите… - Анна пропустила меня вперёд и плотно затворила дверь. – Это моя квартира. Будьте гостем.
- Обещаю быть примерным гостем.
- Отвернитесь. Я переоденусь.
- Не вопрос. – Я уже готов был развернуть голову «оверштаг», но затормозил на секунду… И снова – ахнул!!

Анна сняла свою фирменную шапочку и из-под неё выпала коса! Не коса – косища!! Огромный канат тёмных, медно-рыжих волос, толщиной в руку! И длиной да самого копчика. Видимо уловив мой восторг, Анна обернулась в слабой, но победной полуулыбке… Я же был реально потрясён и не скрывал этого.
Над старинной, с никелированными шишечками, кроватью, висел портрет строгой седой женщины. Словно с укоризной, женщина из-за стекла наблюдала за всем происходящим в комнате. Комната же в сталинской квартире была изрядно заставлена мебелью, отчего казалась намного меньше своего нормального размера. Мебель, ветхая и весьма громоздкая, судя по стилю, была приобретена не менее, чем тридцать-тридцать пять лет тому назад; тогда же и был сделан последний косметический ремонт…

- Это моя мама. – Анна переоделась. Теперь на ней был лёгкий домашний халат и протезные «ноги»: пластиковый уродливый «стакан», в который вставлялась нижняя половина тела, с тугими, почти негнущимися ходулями, называемыми искусственными конечностями. – Мама всегда со мной. Первую четверть жизни мама за мной ухаживала. Последнюю четверть жизни я ухаживала за ней. Пойдёмте на кухню.
- Да, конечно. – Было неуютно под зорким взором покойницы. – Может быть, что-то нужно из припасов? Могу быстро восполнить…
- Всё есть. – Анна была категорична, но голос оставался таким же тихим, спокойным и бесцветным. – Сейчас приготовлю салат и подогрею мясо. А вы, если хотите, можете выпить. Вон там, под окном есть ниша.

В подоконной нише был полный «джентльменский набор» разномастных бутылок: шампанское, коньяк, водка, две бутылки вина, - белого и красного, - ликёр, настойка… Все бутылки были нераспечатанными и покрыты изрядным слоем пыли. Я закрыл дверцы импровизированного бара.

- Не хочу. Потом.

Анна приготовила нехитрый салатик: три помидорки, огурчик, маленькая луковка, крутое яичко, ложка сметаны. В миниатюрной кастрюльке подогрелось тушёное мясо. Хозяйка, переваливаясь на грубых протезах, ловко сновала между плитой, холодильником и кухонным столом. Красивейшая рыжая косица в такт движениям упруго извивалась по спине владелицы.

- Есть ещё кофе. И немного конфет.
- А…
- Ничего не говорите. Пожалуйста.
- Э… Понял. Почти отстал. Анюта…
- Да?
- Поверьте, я впервые в такой ситуации. Мне неловко…
- Привыкайте. – Голос был твёрдым, но таким же бесцветным. – Мне это нужно. Прошу вас. Сделайте это для меня.
- Весь в твоей власти. Приказывай, моя госпожа!
- Давайте ужинать.

Салат и мясо пришлось проглотить мне, практически в одиночку. Анна слегка поковыряла вилкой в тарелке и задумчиво всё перенесла в раковину. Кофе был великолепен, от конфет я отказался:

- Не ем сладкого.
- Тогда выпейте. Коньяк, водка…
- Ты со мной?
- Не пью.
- Тогда не буду. Не хочу.
- Прошу вас… - голос был деревянным, строгим, но не утратил привычных бесцветных интонаций. – Мне тоже не совсем комфортно. Простите, если что не так…
- Анюта, пожалуйста, не называй меня на «вы». Неудобно как-то.
- Мне тоже неудобно… на «ты». Я сейчас в душ. Вот вам полотенце.
- Расклад воспринял.

Анна проковыляла на неудобных «ногах» в ванную комнату. Прошло несколько минут. Видимо, что-то пошло не так: зашумела вода, а потом что-то хрустнуло, скрипнуло. Послышался отчаянный всхлип. Мои обострённые нервы не выдержали и я проник в ванную комнату, тем более, что ни крючка, ни задвижки на двери не наблюдалось…
Просто подломилась маленькая деревянная лесенка.
Душ Анна приняла в моём присутствии.
Она сидела у меня на руке, маленькая, худая, почти невесомая. Попа была мозолистая, совершенно плоская, как сковородка; было ощущение, что ноги за раз отрублены огромной гильотиной по самую пи-пи… Тонкие руки сомкнулись на моей шее.

- Если вы меня сейчас не удержите, я не сорвусь. Я три четверти жизни проходила на руках, так что могу висеть… Руки сильные!
- Не сомневаюсь. Не отпущу. Не надейся. Пойдём на кровать?
- Если вам не трудно…

Мне было не трудно.
Моя очередь в душ.
Мы в кровати. Вместе. Вдвоём.
А дальше меня поджидал настоящий сюрприз: Анна оказалась ДЕВУШКОЙ!

*************************

Не так часто мне встречались девушки. В постели. Скорее, редко, чем часто.
Кровь залила меня, простынку и подушку, которую я подложил под попу моей виз-а-ви.
Сумбурно. Согласен. Меня не покидало ощущение театральности ситуации, некоторой натяжки сюжета, принудительности. Мне бояться нечего. Бывало всякое, случалось и хуже. Но моя хозяйка…
Давайте всё по порядку.

Сначала мне долго не удавалось расшевелить мою подругу. Всё списывалось на первое знакомство, ещё бы! Два часа назад мы были просто чужими, зато теперь…
Анна не стала расплетать свою роскошную косу. Она легла в продавленную кровать с панцирной сеткой, будто притворилась неживой.
Ладно. Мой богатый опыт, закалённый в сексуальных сражениях ещё прошлого века, редко давал сбои! Я ласкал мою прелестницу спереди и сзади, мягко поглаживал, целовал, чуть-чуть покусывал, ощупывал… Маленькая хозяйка положения таяла медленно, словно отпуская себя из плена былых запретов…
А я понял не сразу. Девушка! Это была девушка!!

Куцее безногое тело лежало на животе. Руки Анна убрала под голову, спрятав под подушку, коса протянулась сбоку. Попа с плоскими «отрубленными» культями ног была приподнята на другой старой перьевой подушке, чуть ниже, чем нужно для мужчины, но чуть выше, чем было бы удобно для женщины… И когда я вошёл в неё… Вот тут и случился настоящий сюрприз.
Крови было немного.
Но вполне качественно.
Не ожидал.

- Отнесите меня в ванную. Пожалуйста.
- Не вопрос. – Я приподнял мою сжатую в нервный комок партнёршу на одну руку и перенёс во владения воды и фаянсовых сосудов. – Тебе помочь?
- Чуть-чуть. Просто придерживайте меня. – Снова всё тот же тихий и бесцветный, лишённый эмоций голос.

В ванне была небольшая деревянная решётка с импровизированной лесенкой для удобства вылезания. Анна быстро подмылась, стараясь не смотреть в мою сторону. После короткого омовения я снова перенёс мою миниатюрную партнёршу на кровать и сам быстро обмыл с себя девичью кровь. Всё заняло не более пяти минут.
Анна не стала менять простынку и наволочку. Скорее всего, чистой смены белья просто не нашлось. Пятна крови были прикрыты широким махровым полотенцем, подушка просто перевёрнута. Я снова прилёг рядом, чувствуя себя негодяем, мелким жуликом, который забрался в чужой дом в надежде украсть дешёвую бижутерию, а внезапно заполучил огромный бриллиант. Маленькая женщина повернулась ко мне, слегка дотронулась плеча и тихо, но категорично потребовала:

- Хочу ещё… Прошу вас, пожалуйста: ещё.
- Анюта, послушай. Сейчас у тебя ТАМ ранка. Не нужно делать это сейчас, вот так сразу. Лучше повторить через пару дней, когда всё заживёт. Врачи советуют именно так…
- Хочу сейчас. Я так хочу. Подождите…

Женщина дотянулась до прикроватной тумбочки, порылась в ящике. Потом протянула мне новый тюбик с кремом.

- Откройте, пожалуйста.
- Запросто.

Жирным, приятно пахнущим кремом она густо намазала моё мужское достоинство. Потом также мазнула себе… в общем, между теми местами, где должны быть ноги. Подтянулась на руках:

- Вы садитесь удобнее. Вот так. Я всё сделаю сама.

Я, насколько смог, принял полувертикальное положение в древней продавленной кровати. С каким-то отрешённым отчаянием, Анна буквально наделась на мой детородный орган. Держась сильными руками за мои плечи, сделала несколько неловких вертикальных движений. Придерживая маленькую развратницу под плоские культи, я стал помогать процессу…
Нет, это был не с*екс. Это был именно ПРОЦЕСС!
Анна истово работала, устроившись на мне. Не получала удовольствие, а именно работала, судорожно совершая необходимые фрикции, словно действуя по неведомой и безграмотной инструкции. Я, как мог, старался придать «процессу» менее официальный, но более приятный характер, немного регулируя темп и высоту «подскока». Трижды маленькое тело судорожно останавливалось в обязательном ритме движений и конвульсивно трепетало между моих ладоней, издавая тихий стон. После четвёртого раза женщина бессильно упала, сначала на меня, потом скатилась рядом.

- Спасибо. Мне было очень хорошо. А вам понравилось? Хотя бы немного?..
- Не нужно спрашивать. Понравилось. Как же так получилось, что я у тебя первый?
- Так… Получилось. Сначала я долго болела. Потом стеснялась знакомиться с парнями, не выходила из дома. Потом болела мама, мне было не до личной жизни. А теперь, в тридцать шесть лет неприлично быть девственницей. Надо же когда-то согрешить. Хотя бы раз в жизни…

Вся тирада была сказана всё тем же тихим, бесцветным, лишённым интонаций голосом. Анна лежала в привычной позе на плоском животе, лицом отвернувшись в сторону тумбочки. На тумбочке лежал всё тот же тюбик ароматного крема и её очки, как выяснилось, с простыми, лишёнными диоптрий, пластиковыми стёклами. Такой вот примитивный способ защиты от назойливых взоров клиентов…

- Ты сказала, что не выходила из дома. Но ты же в школе училась?
- Сначала приходили учителя. На дом. Но школу я всё равно не окончила. Книги читала, занималась самообразованием. Потом окончила короткие курсы по направлению от общества инвалидов. Получаю пенсию с детства. Спасибо Петру Эдуардовичу, дал работу в салоне. Просто повезло, что даже из дома не надо показываться: в этом доме столько незаметных ходов, потайных переходов, огромный подвал… Просто шпионский замок, а не здание. – Анна перевернулась с живота на спину, укрылась тощим одеялом. Её начинал бить нервный озноб. – Спасибо вам. Если вам надоело, вы можете уйти. В любой момент. Входная дверь захлопывается сама на косую защёлку.
- Я никуда не уйду. Не хочу. Не собираюсь. – Я ласково обнял щуплое тело маленькой женщины. – А завтра мы всё подробно обсудим.
- Что обсудим?
- Наше будущее.
- У меня нет будущего. Мечтать не о чем. Нет прошлого, не хочу его вспоминать. Спасибо, что есть кусочек настоящего.
- Ты не права. У тебя есть будущее. А сейчас обними меня. Будем спать.

*****************************

Спать вдвоём на ушатанной старинной кровати с безнадёжно продавленной сеткой – удовольствие выше среднего. Вольно, или невольно, но мы были тесно вместе, бок-о-бок, живот к животу, или спиной к животу. Я нежно поглаживал Анютины шрамы на плоских культях ног, скрытые толстыми мозолистыми наслоениями. Не знаю, чувствовала ли новоявленная женщина мои ласки, но «обрубленные» плоские культи бёдер оставались неподвижными, словно у мраморного изваяния, и такими же холодными, шершавыми. Заснули мы только под утро. Анна лежала спиной ко мне, упираясь лопатками в мой отрастающий живот и запихнув жилистые руки под тощую подушку в голове; её коса свисала с кровати огромной хищной змеёй до самого пола.
Пора вставать.

- Мне сегодня на работу в салон только после обеда. К 14-ти часам.
- А у меня вообще выходной после суточного дежурства. Наши планы?
- … Если хотите, то можете уйти.
- Как понять? Ты меня прогоняешь?
- Н-нет… Но у меня убогий дом. Вам здесь плохо.
- Не угадала. Если моё присутствие тебя напрягает, я немедленно уйду. А если нет, значит, у нас есть шанс переменить ситуацию в нашу пользу. Предлагай, командуй!
- Н-ну… У меня кушать не осталось. А вы такой большой. Вы, наверное, хотите кушать. И ещё, мне в аптеку надо…
- Вопрос понятен. Давай список для аптеки и для гастронома. Ты оставляешь плаксивый тон и приводишь себя в порядок, а я метнусь по намеченным базам, и всё будет в лучшем виде. Договорились? Время пошло!

Ответа не последовало. По умолчанию, именно так я и сделал: закупил всё перечисленное в ближайшей аптеке и прикупил продуктов в супермаркете, благо, что всё оказалось рядом. А дальше вышло полное фиаско: Анна не открыла мне дверь.
На звонок ответа не последовало. Ни на домофон, ни на звонок в квартиру.
Не ожидал.
Простой замок на двери подъезда вскрыть не представляло сложности.
Я умею открывать квартирные замки… И не только квартирные, и не только замки. Ну, да, есть такие навыки. Вставленный в ключевину УЗРГМ вынесет и замок, и практически любую квартирную дверь. Я же не просто человек: я – подполковник ОсНАЗа. И я умею всё. Ну, почти всё. Проникать в помещения, лазать по стенам и карнизам, вскрывать бесшумно двери. Тем более, что замки на двери Анны были, что называется, «от честных людей». На вскрытие двух хилых коробок мне не потребовалось бы более пяти минут. Но я остановился. Проникнуть в дом без приглашения – это уже насилие.
А мне нужно попасть не в дом. Мне нужно попасть в душу.
А я не мог себе позволить насилия. Анна досталась мне девушкой. (Дефлоратор хренов! – подумал про себя.)
Она выбрала меня.
Не допущу насилия.

Оставалось только одно: обходным маневром выкатить «предъяву» корешу Пете за то, что бросил меня в недрах собственного заведения, а сам удрал, выжрав коньяк и не оставив «малявы». А потом – снова проникнуть к Анне в закуток.
Только бы не опоздать!
Чувствую, что маленькая женщина что-то задумала. Наверняка, что-то недоброе… Подобное в моей биографии уже случалось.
Только бы успеть!
Чтобы не произошло непоправимого.

*********************************

- Пётр, мать твою сорок раз, куда же ты, холера-язва исчез? Меня твои архаровцы чуть до кровопускания не замучили!
- Гы-гы-гы, Вентиль, бля буду! С меня неустойка! Сам понимаешь, дела-дела, бизнес, мать его налево! Сцука, партнёры-конкуренты так и рвут подмётки, спят и видят из-под меня, бля, салон выбить. Типа, понимаешь: центр города, всё такое… Клиенты богатые, место бойкое… - Пётр дышал на меня застарелым перегаром, с трудом подбирая слова и выражая мысль с матюгами через слово. – Но я слово перед другом держу, гадом буду! Го-го-го!! Коньяк с меня! Кстати, тебя обслужили по норме?..

Тут снова резво замолотил Петин мобильник. Отвернувшись к водосточной «ливнёвке» (решётка ливневой канализации, коими положено оборудовать все магистрали города), Петя снова заорал в микрофон неблагозвучные лексические сочетания… А я прикидывал, как ненавязчиво перевести разговор на новое посещение педикюрного кабинета. И встречу с той, которой…
Наконец, рыгнув в трубку развесистыми выражениями, Пётр отставил «мобилу» в оттопыренный карман модного клифта и снова воззрился на меня, судорожно припоминая, чем же закончился наш диалог. Убоясь, что при такой непомерной мысленно перегрузке Петины мозги вот-вот вскипят, я счёл своим дружеским долгом возобновить нить беседы:

- Понимаешь, братан, я же не частый посетитель таких роскошных салонов, как твой. После первой процедуры за столько лет, представь себе, полезли мелкие заусенцы на пальцах. Наверное, это особенность моей неизбалованной кожи, да? Как бы это немного подровнять, типа, устранить?
- Понял, не вопрос, хы-хы-хы! Щас накатим «конины» с «бутыльбродом», а там подработаем вопрос с твоими ходулями! – Петя искренне веселился, обрадованный тому факту, что его не прессуют госорганы, не достают по делам жуликоватые коллеги, не требуют денег, а просто просят… И ещё можно расслабиться за коньяком и немного окунуться в ностальгию. – Так где ты зарплату-то получаешь?
- Да тут, есть одна контора неподалёку… - подробности были излишни, поскольку Пётр взял низкий старт и уже размашисто открывал двери в «Нарцисс». Сейчас для меня главное - не вызвать ненужных подозрений. Но похоже, что авторитет хозяина в салоне был абсолютным, а сам Петюня куцым умом не мог постичь всей задуманной комбинации.
- Анжела! – так звали администратора. – Педикюрный у нас свободен?
- Да, босс! – администратор подобострастно совершила лёгкий реверанс. – Только у мастера регламентированный перерыв. Будет через восемь минут.
- А, вот и отлично, что через восемь! – Пётр покровительственно гыгыкнул и отдал новую вводную: - А пока, дорогуша, сообрази нам по коньяку и чего-нибудь на закусь! По-рыхлому!
- Один момент, Пётр Эдуардович! – Администратор, соблюдая достоинство, но достаточно резво метнулась куда-то в темноту салона, быстро тыкая маникюром в кнопки телефона. – Вам с другом удобнее будет в кабинете!
- Точно! Пошли в кабинет для гостей! Щас нам накроют поляну…
- Ты настоящий хозяин! – похвалил я Петино гостеприимство. – Одно слово: босс!

Петя просиял, словно ему вручили медаль «За персональные заслуги перед Президентом». Но затем быстро скис, как только мы устроились в мягких креслах вокруг столика в комнате для гостей.

- Эх, Вентиль, знал бы ты, каких денег мне стоило, чтобы пробить этот бизнес! – Пётр сокрушённо мотал начинающей лысеть башкой и картинно возносил к потолку короткопалые руки. – А сколько денег я раздал! Сколькими связями пришлось обрасти! Зато теперь у меня обслуживаются, да-да! – сам глава области с семьёй! И ещё кое-кто… не буду называть, сам дотумкаешь!
- Да, братан, завидую твоему здоровью!
- А, бля, завидовать нечему! Одна радость, что жив остался после всех котовасий! Ну, за встречу! – Разлитый по стаканам дорогой коньяк с журчанием смываемого унитаза немедленно перекочевал в утробу моего собеседника, что немного приподняло настроение. Проследовавший в том же направлении «бутыльброд», густо смазанный маслом и увенчанный горкой чёрной икры, довершил переход хозяина из состояния «всё вокруг говно» в состояние «а жизнь-то налаживается». – Бля, опять мобила достаёт!

Петя отвернулся в стенку, условно уединившись с мобильником. Вошла администратор, оценив обстановку, тихо произнесла:

- Когда босс освободится, передайте ему, что мастер педикюра на месте. Ожидает.
- Спасибо. Так и сделаю.

Анжела грациозно удалилась, слегка колыхая пространство идеальными бёдрами. Пётр издал заключительный аккорд, рявкнув в трубку непечатное слово и снова уставился на меня тяжёлым хмелеющим взглядом, лихорадочно припоминая, зачем мы здесь и на чём завершился диалог. Пришлось снова ненавязчиво прийти на подмогу, точно так же, как и в далёкие школьные годы, когда мой сосед не мог родить ответ на заданный учителем вопрос:

- Администратор заходила. Просила передать, что мастер педикюра на месте и ожидает.
- Вот и отлично, га-га-га! – Пётр обрёл хорошее расположение духа, тем более, что в бутылке ещё оставался вожделенный напиток. – Щас ещё по коньячку, и провожу тебя в «педик», го-го-го!

Босс «Нарцисса» зычно заржал, осознав двусмысленность собственной шутки. Мне ничего не оставалось делать, как поддержать искромётный юмор хозяина. Ах, право слово, какой изобретательный друг!
Коньяк был употреблён по назначению. Пётр сдержал слово и лично (лично!) проводил меня до искомой двери, по пути отдавая команды, смысл которых был в демонстрации собственной значимости и занятости, а мне, как его старинному другу, было позволено ни в чём не отказывать! Фразу «За счёт заведения!» Петя повторил не меньше трёх раз! Вот это размах! Вот это сила! Босс!! Однозначно: босс!

*************************

Обстановка за дверью была знакомой. Анна была уже на изготовке и, увидев меня, резко потупилась:

- Если вы недовольны обслуживанием, меня выгонят. – Тихо, но категорично объявила она.
- Нет, успокойся. Всё в порядке. Просто нужен был предлог, чтобы тебя увидеть. Почему ты тогда закрылась?
- Я не могла вас впустить. Так было нужно. Вы всё своё с собой забрали. Я проверила.
- Я что-то сделал неправильно?
- Всё правильно. Я не могла вас впустить снова. – Все фразы были произнесены всё тем же тихим бесцветным тоном, но вполне твёрдо. – Давайте, я вами займусь. Если делать педикюр один раз в жизни, то могут появиться осложнения. С непривычки.
- Правильно. Так и есть: мелкие заусенцы.
- Сейчас поправим. Это быстро. – С ловкостью профессионала Анна принялась за привычную работу.
- Анна, я настаиваю на ответном визите. Ты… необыкновенная. Ты должна…
- Вы ошибаетесь: я совершенно обыкновенная и никому ничего не должна. – Анна работала спокойно и уверенно, нисколько не отвлекаясь на разговор. – И вы мне ничего не обязаны.
- Я прошу об ответном визите. Обещаю вести себя прилично. Время выбери сама. Договорились?
- Подумаю. – Анна завершила работу и протянула мне маленький кусочек картона. – Вот мой телефон. Домашний. Мобильного нет. Позвоните завтра после 18-ноль-ноль. Я скажу.

Это уже кое-что!
Я отправился разыскивать моего школьного приятеля. Оказалось, что найти проще всего там, где и оставил.
Петя был мертвецки пьян. Ещё одна бутылка «конины», опустошённая на три четверти, стояла там же, на столике в гостевой комнате. Тарелка с бутербродами была пуста и, почему-то, расколота на две части. Петя спал.
Педерастического вида паренёк, который, судя по бейджику, носил звучное имя «Юлий», заботливо производил локальное передвижение воздушных масс над головой хозяина посредством роскошного опахала. Босс, упав на угловом гостевом диване, утробно отрыгивал коньячно-бутербродным духом прямо в потолок, не просыпаясь и не меняя позы. Лишь время от времени постанывал и что-то неразборчиво произносил вместе с отрыжкой; судя по интонациям, - что-то матерное, не иначе.
Я не стал мешать идиллии. Сочтя за обязательство, передал пареньку для босса искреннюю благодарность и ретировался, под неодобрительным прищуром Юлия. Да и хрен с тобой!

****************************

Анна стабильно обращалась ко мне на «вы». Было ли это от чрезмерного воспитания, или просто от внутренних устоявшихся отношений с клиентами… Но маленькая женщина чётко выдерживала дистанцию. Даже на скабрёзную шутку: «Неудобно говорить «ВЫ» человеку, с которым лежишь в одной постели», Анна не отреагировала. Не обиделась, но и не переменила обращения. М-да, неловко как-то.
Телефонный диалог состоялся в заранее намеченное время и занял не более десяти минут. Анна была как всегда: тиха, невозмутима, категорична, не меняла бесцветных интонаций и не вдавалась в подробности.

- … Повторяю своё предложение и прошу об ответном визите. Обещаю не переходить границ приличия, по первому требованию вернуть в указанное место.
- Зачем вам это нужно?
- Анюта, я должен…
- Вы мне ничего не должны. Я всё решила сама. Именно так, как хотела. К вам у меня никаких претензий. Можете меня забыть, как наваждение.
- Мне не хочется тебя забывать. И к собственным поступкам тоже отношусь с долей ответственности. Хочу снова увидеть тебя. В неформальной обстановке. Хочу, чтобы ты узнала меня лучше. Не как старинного приятеля твоего босса-алкоголика, а просто как человека. Уверяю тебя, совсем даже неплохого человека.
- Вы не похожи на моего босса. И на его традиционное окружение. Это я поняла сразу. Но и я вам не пара. И вы это прекрасно знаете. И ваша жалость мне не нужна.
- Ты ошибаешься. Поверь: ошибаешься. Это не жалость. Ты не просто случайный человек на моём пути. Ты необыкновенная. Ты особенная. Мне хочется видеть тебя, общаться с тобой. Но не посредством телефона, а лично. Поверь…
- Оставьте меня. Пожалуйста. Всё, что могли, вы для меня уже сделали.

Короткие гудки. Вот так. Без комментариев.
Подкараулить Анну на улице, похоже, возможности не было. На работу она добиралась внутридомовыми переходами. Необходимую еду и остальные нужные ей предметы обихода доставляла один-два раза в неделю работник службы соцобеспечения. Тихая затворница могла в любой момент оборвать телефонный контакт без объяснения причин. Что же, придётся начинать долговременную грамотную осаду.
Давить на жалость было бесполезно и бессмысленно. Анна была категорична и безжалостна к себе, следовательно, могла проецировать аналогичное отношение и ко всем остальным. Уж если она не приемлет посторонней жалости, нечего даровать снисхождение окружающим, здоровым и сильным. С ногами. Но есть способы, против которых трудно устоять. Особенно, если мы принимаем условия и начинаем играть на поле противника и по его правилам. Этакий гамбит с жертвой!
И я послал ей цветы. Просто: букет цветов.
Незнакомому курьеру из службы доставки Анна могла и не открыть. Но я вычислил график посещения её специалистом службы соцобеспечения и передал букет с ней (естественно, это была женщина). Так букет, надеюсь, что с описанием человека, его вручившего, попал по назначению. Более того, через пять минут он уже красовался в просторной стеклянной банке на подоконнике окна квартиры (этаж-то первый, следить за окнами – одно удовольствие!), следовательно, не был выброшен. Маленький успех. Будем закреплять позиции и развивать наступление.
Следующий букет был передан тем же способом через три дня. Он также занял законное место в стеклянной банке на окне, на сей раз – в кухне. Пока что себя наяву я не обозначил, а присутствовал, так сказать, незримо. Третий букет ещё через три дня занял место первого, к тому времени уже завядшего. Прошла неделя. С хвостиком.
После передачи четвёртого букета я, будто бы совершенно случайно, уселся на корявой скамеечке в десяти шагах от окон моей обожаемой подруги. Каюсь, скамеечку пришлось тайно, ночью врыть под окнами дома собственными усилиями. Но сама скамейка была отнюдь не новой, поэтому создавался вид, что она тут стояла всегда. И была воспринята обитателями двора, как само собой разумеющееся явление; через два дня после установки под ней уже валялись использованные шприцы, а ещё через день нашлась пара использованных презервативов. No comments.
И осадные мероприятия наконец получили ответный резонанс. Открылась форточка и тихий, но такой знакомый голос произнёс:

- Вы можете зайти…

План сработал. Территория была открыта для дальнейшего завоевания.
Вперёд!
Словно «рояль в кустах», с собой у меня оказалась коробка шоколадных конфет. Встреча была весьма прохладной, Анна не сняла свои очки без диоптрий, прячась за ними, словно за завесой от слишком пристального рассматривания. Я принял условия и старательно держал дистанцию приличия. Но лёд между нами тронулся, это чувствовалось! Для полного растопления требовалась осторожность и аккуратность. Но куда нам торопиться… Будем работать на результат.
Мы сидели на кухне, пили кофе (от кофе я не отказался, хотя для меня он был не слишком крепок; предпочитаю раствор другого качества, и из данного факта сделал вывод, что его запасы подходили к концу); Анна тихо ковыряла принесённые конфеты. Судя по озадаченному виду, такое количество шоколада перед собой одномоментно она не видала довольно давно, а может быть – и никогда. Квартира, как я уже докладывал, была захламлена старой мебелью и другими, давно вышедшими из употребления вещами, но богатством, или иными излишествами тут не пахло. Старинный, ещё ламповый телевизор; телефонный аппарат из тяжеленной толстой чёрной пластмассы, типа карболита, которым, наверное, ещё соратники товарища Дзержинского допрашивали врагов революции путём ударов оных по голове. Ни компьютера, ни прочих современных гаджетов. Я попал в третью четверть двадцатого века…
Разговор не клеился, но никто из нас и не настаивал на осмысленной беседе. Совершенно не стесняясь, мне доставляло удовольствие разглядывать маленькую женщину, которая уже почти перестала смущаться и наконец-то сняла очки. Искусственные ноги стояли рядом с кухонным столом. Сама она сидела плоской попой на древней табуретке и, немного наклонившись вперёд, вдруг протянула свою тонкую сильную руку к моей…

- Анюта…
- Помолчите, пожалуйста. Мне непривычно и неловко. Вы можете осудить меня…
- А могу и не осуждать. Не за что тебя осуждать. Приглашаю в гости. Ты проявила инициативу, теперь моя очередь.
- Инициатива наказуема. И всё получилось не очень хорошо. Понимаю, вы ожидали чего-то другого… Простите. Я вела себя исключительно глупо.
- Тем более, у нас будет шанс для реабилитации наших отношений.
- Не сейчас. Сейчас прошу вас: уходите. Я сама вам позвоню. Обещаю. Только не торопите меня.
- Да, моя госпожа. До встречи!

******************************************

Анна сдержала слово. Звонок на мобильный телефон последовал через пять дней.

- Ваше приглашение ещё действует?
- Да, принцесса. В любое удобное для тебя время.
- Я готова. На завтра в салоне нет никого по записи. А послезавтра у меня выходной. – Голос всё тот же, тихий, отстранённый. И держит дистанцию.
- Я подхвачу тебя сегодня вечером. В 19-30 тебе нормально?
- Буду вас ждать. Буду готова.
- Только не передумай. Было бы очень обидно.
- Не переживайте: я решила.

Сказано обнадёживающе. Окончив службу, я умудрился подогнать верную «Тойоту» прямо к подъезду. Цветы и остальной необходимый для галантной встречи «джентльменский набор» были в комплекте. Анна впустила меня в квартиру, с тихой благодарностью приняла цветы и, не отвлекаясь на долгие объяснения, быстро собралась. Она была уже при протезах, оставалось только накинуть сверху плащ (судя по фасону, куплен был лет двадцать назад, тогда же последний раз и был надет…) и, негромко щёлкнув дверными замками, моя спутница неловко последовала следом.
Протезы были просто ужасными. Нетрудно догадаться, почему Анна пользовалась ими только при передвижении по квартире, а на работу добиралась исключительно на низенькой тележке. Чтобы спуститься по короткому лестничному маршу ей понадобилось крепко держаться за облупленные перила, да и моя рука в подмогу тоже оказалась не лишней.

- У меня есть пара костылей-«канадок». Но я ими не пользовалась уже очень давно. С тележкой удобнее. Из квартиры я не выхожу. А креслом совсем не пользуюсь: тесно в дверях. Да и место оно занимает.

Ещё бы, в заставленной мебелью и захламлённой от времени квартире, пусть даже и «сталинского» дома, пользоваться инвалидным креслом-коляской было весьма неловко. Но и протезы оставляли желать лучшего. Словно угадав ход мыслей, с трудом втиснувшись искусственными ногами в салон «Тойоты», несчастная барышня закончила комментарий:

- А протезы у меня самые простые. Бесплатные, от службы соцзащиты. Я только дома ими пользуюсь, мне хватает.
- Говорят, что можно изготовить современные, под заказ. От живых ног почти неотличимые.
- Можно. Но это очень дорого. И долго, и нужно ехать в Москву, или в Питер. А мне ничего не нужно. Ничего и ни от кого не нужно. Мне всего хватает. – Всё так же, тихо и категорично. – Для жизни не нужно многого. Да и зачем?
- Нехороший разговор. Неправильный. – «Тойота» бесшумно рассекала вечерние городские улицы, ловко лавируя в потоке, стараясь миновать пробки. – Давай отложим этот вопрос немного на потом, хорошо?

Анна не ответила. Она давно не была на улицах города, потому жадно вглядывалась во все мелькающие за окнами картины. Уловив ситуацию, я специально выбрал не самый короткий маршрут, чтобы она смогла подольше рассматривать изменившиеся и незнакомые районы Новосибирска. Но всему приходит логический конец: пискнув тормозами, автомобиль занял свой законный «карман» около подъезда.

- Хорошо, что уже стемнело. – Анна с моей помощью неловко выкарабкивалась из салона автомобиля, цепляясь протезами за пороги. – Меня немногие увидят. И вас со мной тоже.
- Не бойся меня скомпрометировать. – Я придал Анюте вертикальное положение и крепко взял за руку. – Осталось немного: до лифта. А в квартире можешь отстегнуть ноги, буду носить тебя на руках. Поверь, мне это будет приятно.
- Я не привыкла ни у кого одалживаться. – Голос был однотонен и по-прежнему категоричен, однако нотки теплоты всё же в нём присутствовали. – Но всё равно, спасибо вам… За участие.
- Пока не за что. – Мы сообща миновали ступеньки подъезда и нырнули в сумрак домового коридора. – Вот и лифт.

Квартира поразила гостью своим масштабом. В отличие от жилища визитёрши, моя не была столь заставлена бытовыми деревяшками, потому пространство казалось несоразмерно большим. Особенно великолепными показались широкие коридоры:

- Здесь можно на велосипеде кататься! – С тихим восторгом прошептала Анна. – И кухня огромная, и туалет с ванной комнатой. Наверное, это дорогое удовольствие, иметь такое жильё?
- Не дороже денег. Накопил за время примерной службы и купил на благо себе и риэлтерскому агентству.
- А где вы служили?
- Я и сейчас служу. Я военнослужащий, последний год отрабатываю по контракту. Потом – законный пенсионер.
- Где же ваша семья?
- Родители ушли из жизни. А своей семьи не создал.
- Простите. Не хотела обидеть.
- Ничего. Так получилось.

Снять протезы Анна отказалась. На предложение носить её на руках никак не отреагировала. Придерживаясь за стены, она, ловко переваливалась на искусственных ногах, обходила полупустые апартаменты, оставив меня колдовать над романтическим ужином. В комнате, запланированной мною в качестве детской, она задержалась немного дольше обычного и вышла с покрасневшими от слёз глазами. Но ничего не спросила и не сказала. Просто стоик, а не женщина!
Она нравилась мне всё больше и больше.
Романтический ужин прошёл на всё той же кухне. Анна отказалась переходить в зал («слишком много хлопот из-за меня…»), но протезы всё же сняла, устроившись плоской попой на удобном стуле. Не отказалась она и от бокала шампанского. Снова тихо заплакала, и я всё узнал…
История невесёлой жизни уместилась между двумя бокалами шампанского и тремя беззвучными водопадами слёз.
В середине восьмидесятых годов по Новосибирску ходили трамваи, сочленённые из двух вагонов. То ли не хватало вагоновожатых, то ли в избытке было «коробок» без моторов, но к вагону-локомотиву сзади цепляли ещё один такой же «бронепоезд» с закрытой кабиной, без отопления зимой, и такая сцепка, соответственно, за один рейс могла перевезти в два раза больше пассажиров. При этом вожатый первого вагона практически ничего не видел из того, что творилось в вагоне-прицепе. Весь риск движения такого состава основывался только на профессионализме вожатого и на сознательности пассажиров.
Ну а местные пацаны, естественно, пользовались ситуацией и предпочитали развлекаться, прицепляясь к головному трамваю сзади и катаясь на межвагонной сцепке. Да и отчаянные девчонки от них не отставали. Вот так однажды, сорвавшись с трамвая во время очередной шалости, Анна угодила под прицепной второй вагон. Вожатый ничего увидеть не успел, а даже если бы и увидел, эффективно затормозить всё равно бы не смог…
Спасли девочку случайные прохожие. Перетянули обрубки ног, не дали истечь кровью. Скорая помощь тоже не опоздала. Так за несколько секунд девочка осталась на всю последующую жизнь тяжёлым инвалидом.
Шок. Стресс. Депрессия. Долгое лечение.
Отца в семье не было. Мать от известия слегла с инфарктом. Но выкарабкалась, поскольку нужно было ухаживать за дочерью, хотя так до конца дней и не оправилась полностью.
Инвалидность с детства. Школа была оставлена через пару лет. Проблемы с протезированием. Хроническое безденежье в маленькой семье.
Жизнь остановилась.
Потом заболела мама, слегла.
Пять лет назад её не стало.
Ничего не изменилось.
Общество инвалидов предложило обучение по специальности «маникюр-педикюр». Курсы были самыми короткими, поэтому Анна согласилась. А потом реально повезло: вечно полупьяный, но, в сущности, добрый Пётр Эдуардович, конкретно не заморачиваясь на чужие проблемы, предложил работу. Общество инвалидов выставило вакансию специалиста. И Петя, ничтоже сумняшеся, повёлся. Что ж, должно же было хоть когда-то повезти! Пусть даже в малом.
И повезло.
Маленькая женщина сидела у меня на коленях, нещадно терзая плоскими мозолистыми культями домашние джинсы. Любимая домашняя футболка со свирепой рожей и надписью «Спецназ», привычно нахлобученная на мне, была мокрой от женских слёз. Маленькие сильные ладошки с тонкими пальчиками, фатально сжатыми в острые кулачки, выдерживали короткую дистанцию между мокрым подбородком и моей грудью. Огромная рыжая коса была в два оборота закручена вокруг головы и не мешала излиянию чувств. Мы молчали: так было лучше всего. Анна не желала выслушивать слов жалости и утешений. А других у меня в тот момент не было.
Я оставил за моей гостьей принимать решения и следовать таковым. И не прогадал.
Утро мы встретили в нашей обширной «семейной» кровати. Только на этот раз лидирующие позиции пришлось занять мне. С молчаливого согласия неопытной гостьи. И, уверяю, всё прошло на «отлично»!

******************************************

На службу я не торопился, поскольку подменился с помощником и на ночное дежурство выходил после обеда.
Утром Анна с молчаливой благодарностью позволила отнести себя сначала в туалет и ванную, а потом и на кухню. Она довольно ловко без протезов передвигалась по ровным поверхностям, быстро переваливаясь на попе, не помогая себе руками, а если ей приходилось остановиться и оставаться в вертикальном положении, то проделывала она это весьма устойчиво. Нетрудно было вычислить, почему на плоских культях были такие грубые мозоли: бедняжка не хотела никого просить о малейшей помощи и изначально всё делала сама, что касалось её потребностей, по возможности оставляя руки свободными. Впрочем, как мне пришлось убедиться в дальнейшем, Анна прекрасно передвигалась и на руках, и даже делала вертикальную стойку на кулаках: попой кверху.
Завтрак прошёл в молчании. Гостья с видимым удовольствием съела тосты с сыром и ветчиной, кусочек яичницы-глазуньи и выпила ароматного кофе, вприкуску с парой конфет. Видимо тот факт, что шоколада в детстве явно не хватало, Анна, немного смущаясь, теперь навёрстывала, с жадным и плохо скрываемым любопытством рассматривая содержимое каждой новой конфетной коробки. На предложение снова ненадолго прилечь в постель, она ответила таким же тихим согласием, немного удивившись тому, что после бурной ночи у меня ещё оставались силы на продолжение программы. О том, чего эти постельные кульбиты мне стоили, пришлось стыдливо умолчать: достижения фармацевтики были отнюдь не последним средством, чтобы доставить даме удовольствие и не уронить честь мундира.
В общем, ни Анна, ни я лицом в грязь не ударили! Анна очень быстро всему училась, была восприимчива и адаптивна. К тому же высокое отсутствие ног делало возможными некоторые позы, которые были практически неприменимы в сексе с нормальной женщиной. Через час мы отвалились в стороны, совершенно обессиленные и довольные друг другом. За этот час нами было произнесено едва ли пара фраз; мы понимали друг друга без слов.

Продолжение следует.



User avatar

Topic Author
Флав Найребис
Житель
Posts: 424
Joined: 06 Oct 2019, 08:00
Reputation: 99
Sex: male
Location: Сибирь
Ваш Знак зодиака: Весы
Has thanked: 99 times
Been thanked: 436 times
Gender:
Russia

Анна. Окончание.

Post: # 46606Unread post Флав Найребис
26 Oct 2019, 09:18

- Я со стыдом вспоминаю нашу первую встречу. Простите меня. Я была неправа. Так глупо…
- Всё в пределах допуска, уверяю! Мне тоже было неловко, только пришлось принять предложенные условия…
- Давайте забудем тот случай. Пусть это недоразумение останется только между нами.
- Анюта, почему ты упорно называешь меня на «вы»? Меня это напрягает; такое ощущение, что ты выдерживаешь дистанцию. Верь, я тебе не враг. Скорее, наоборот: у меня в отношении тебя есть далеко идущие планы!
- Не нужно планов. Вы правы: я действительно не хочу сближения. Не хочу быть вам слишком навязчивой, чтобы в любой момент можно было расстаться и не жалеть.
- Ну, да. Как говорил один мой пошлый коллега, «с*екс ещё не повод для знакомства!» Только ты ошибаешься. Ты мне уже близка и дорога. И у меня есть планы на будущее…
- У меня нет будущего, я уже говорила. – Анна поджала губы и стала складывать в кольца упавшую с головы косу. Снова тот же самый тихий бесцветный голос и отстранённый от собеседника тон. – Вы напрасно строите планы. Я ни на что не гожусь. Кому в этой стране нужны безногие инвалиды?
- Ты не права. Посмотри хотя бы паралимпиские соревнования… Кстати, в Новосибе есть секция шпажистов, или саблистов, на колясках. А ещё проводятся соревнования по армрестлингу…
- Я не пользуюсь коляской. И не хочу махать саблей. А ещё на соревнования приходят люди, чтобы поглазеть на безногих уродов, как на экспонаты в паноптикуме. Не хочу быть посмешищем.
- Не буду тебе возражать. Скорее всего, ты не выслушаешь контраргументов и сочтёшь их жалостью. Спрошу другое: ты хочешь семью? Нормальную жизнь? Ребёнка?
- Вы смеётесь надо мной. Ребёнка… в тридцать шесть лет? Даже если я забеременею прямо сейчас, когда придёт время рожать, мне будет уже тридцать семь. Снова стать посмешищем? Сначала в женской консультации, потом в роддоме… Ещё бы, безногая старуха, без малого в сорок лет рожать собралась. А ведь ребёнка ещё выносить надо. Кто подскажет, как это сделать без ног?
- Думаю, что можно найти прецеденты…
- Нет. Это не для меня.
- Хорошо, оставим. Чего же ты хочешь?
- Хочу уехать из этой страны. – Голос оставался таким же тихим, но неожиданно обрёл внутренний стержень, стал более категоричным и жёстким. – Куда угодно, не важно, куда именно. Бежать. Из этой страны, которая принесла мне столько горя. Мне, моей матери и ещё многим, кто также сидит по квартирам, не имея нормальной жизни, даже не имея возможности просто выйти из дома. А если и выйти, но не стать посмешищём и объектом для пристального разглядывания местными ротозеями. Здесь нет жизни. Нет будущего. Во всяком случае, у меня.

****************************

- … Мне пора отправляться на службу. Предлагаю два варианта. Вариант номер раз: ты ждёшь меня здесь. Всё, что нужно для жизни и досуга ты найдёшь, всё есть. Вернусь завтра утром. Буду рад, если ты встретишь меня.
- А второй?
- Доставлю тебя домой. Или в любое другое место, куда пожелаешь. Выбирай. Мне больше импонирует первый вариант. Да и тебе завтра не на работу, так?
- Так. И всё же, отвезите меня. Неудобно оставаться в чужой квартире.
- Мне бы очень хотелось, чтобы этот дом стал также и твоим. Но я обещал выполнять твои желания, поэтому собираемся и в путь. Время на подходе.

«Тойота» проследовала знакомым маршрутом; место рядом с искомым подъездом было, на удивление, свободным. Анна без моей помощи преодолела короткий путь от авто до двери квартиры. Расставание было коротким и молчаливым.

- Я позвоню?
- Как хотите.
- Обязательно позвоню. Я хочу видеть тебя. И ещё не раз.
- Прощай… - Толстая рыжая коса нахально кивнула мне из-под маленькой смешной шапочки (такие обычно называют «растаманками», уж не знаю, почему), и щуплая фигурка женщины скрылась за дверью. А мой удел – служба.

В первый раз за всё время знакомства Анна обратилась ко мне не во множественном числе. И я воспринял это как добрый знак, как признав сближения и понимания. Но ошибся с точностью до «наоборот». Не уловил собственно смысл сказанного слова.
«До свидания» – это «до новой встречи».
«Прощай» - это «навсегда».

Я позвонил, как и обещал, следующим вечером. Усталый голос также тихо, но категорично произнёс:

- Я вам за всё благодарна. Прошу вас больше меня не тревожить. Не присылать цветов. Не звонить. Не приходить.
- Но…
- Вы обещали выполнить всё, что я попрошу. Так вот, прошу вас навсегда забыть о моём существовании и больше не вмешиваться в мою судьбу. Пожалуйста.
- Но не в таком контексте…
- Именно в таком. Прощайте. Спасибо за всё.

Короткие гудки.
Неужели я сдамся? – Ха! Ещё остался мой старинный друг Петя! Если меня гонят в дверь, я найду способ зайти с чёрного хода. Или наоборот, с официальным визитом. Красотка Анна будет перевербована из своих пессимистических уклонов в нужном направлении!
Прихватив бутылку первосортной и дорогущей, навороченной «конины», через пару недель я небрежно зарулил к корешу Пете, как бы случайно, но и с благодарностью за приятную услугу; коньяк был тому свидетельством. Спросите, почему через две недели, а не в тот же день? – Увы, раньше не получилось. Я человек подневольный, погоны тянут к месту выполнения служебных обязанностей, и не всегда даже удаётся переночевать дома. А идти на предполагаемое свидание с дамой, будучи помятому, невыспавшемуся после тяжёлого дежурства и небритому – не есть правильно. Да и упрямой даме полезно было немного отдохнуть и одуматься, а подумав как следует, была вероятность переменить решение. Так я посчитал. И снова ошибся.
Петя, на счастье, оказался в «Нарциссе» и на удивление был трезв. Сидя в кабинете администратора, он сосредоточенно ковырял пальцы на собственной ноге. Модный, но уже грязноватый носок валялся на полу рядом со сброшенным ботинком. Что-то серьёзно озадачило моего приятеля в собственной конечности, так что и коньяк, и мой вопрос оказались весьма к месту:

- Пётр, ты же хозяин салона! Почему не распорядишься заняться своей лапой специалисту-профессионалу? Или ты забыл дорогу в педикюрный кабинет?
- Вентиль, какой ты молодец, дружище! Ты как раз вовремя, опять меня выручаешь! – Петя с жадностью выжрал одним махом полный стакан принесённого спиртного, крякнул и занюхал браслетом от часов. – Представь, я почти разорён! Меня «кинул» собственный подельник, чтоб ему лопнуть, падле!

Вот что выяснилось. Пётр не был полновластным хозяином салона. У него было меньше половины акционерного капитала «Нарцисса», а в салоне он большей частью выполнял роль исполнительного директора. Но называться боссом ему ласкало самолюбие. Потому он и проводил в «Нарциссе» дни и вечера, а персонал ему подобострастно «подмахивал». И, кстати, частью акций владели сотрудники салона: администратор, её помощник, тот самый мальчик педерастического облика Юлий и ещё кое-кто. Наконец, когда все формальности были улажены, а работа настроена и отшлифована, настоящий хозяин, подельник Петра, выкупил остаток акций у сотрудников, подмяв контрольный пакет под себя, тем самым лишив компаньона права голоса. А потом продал отлично налаженное предприятие ещё одному жуликоватому бизнесмену, который отказался возвращать Петру вложенные в салон его наличные сбережения.

- Верну, сволочь, говорит, по номинальной цене. А что мне номинал, когда акции были проданы сам-двадцать! Я же ещё и в минусах оказываюсь!
- Подожди, Петро. Ты же можешь и не продавать свой пакет. Останешься совладельцем. Будешь бесплатно задницу скрабом полировать!..
- Блин, ага! А долги? Я же в долги влез! С чистой жопой, или с грязной, а долги вернуть придётся…
- Не суетись. Пока что ты всё равно совладелец. Так фигли самому пальцы ковырять? Твои ноги ни в чём не провинились. Ты же босс? – Босс! Так и воспользуйся услугами собственного заведения. И пальцы целее будут, и нервы!

Выданная в ответ тирада из приличных знаков, кроме отчаянных матюгов, содержала только запятые. Если опустить ненужные подробности, страстный монолог мог бы звучать примерно так (с купюрами):

- … Подельник (гав-гав-гав!…) и педикюршу безногую с собой уволок! Как увидел её (такой-растакой!…), люблю, говорит! Бросай всё, летим со мной!
- Так. Похоже, мечты сбываются…
- Не понял. Вентиль, ты чего бурчишь под нос?
- Да нет, это я так, о своём, о девичьем. И куда, говоришь, твой напарник увёз специалиста по ногам?
- А хрен поймёшь! – Петя ещё глубже проник в свой палец на ноге и застонал от боли. – То ли на Майорку, то ли на Майами… Что-то там такое, на «М»… Или на Мальту? Или на Мальдивы?.. В общем, прощай, Родина! И всю кассу с собой прихватил. Представляешь, Вентиль: все филки сдёрнул, и нал, и безнал! А мне ещё по счетам оплачивать. Я же в салоне остался, и никуда рвануть не могу: весь в долгах, денег даже на коньяк нету!

Бедный Петя! Какой урон! Даже на коньяк не хватает!..

- Коньяку сейчас ещё организуем. Не журись, прорвёмся!
- Эх, хорошо бы… - Петя тупил на полную катушку, уже не так сосредоточенно выдирая заусенец из пальца на ноге, видимо в ожидании новой порции спиртного. Если бы ему не мешал изрядно обрюзгший живот, он, наверное, запихнул ногу себе в рот и заусенец отгрыз. Хотя бы, в качестве халявной закуски. – Гад напарник, меня, меня(!) бросил на хозяйстве, без рубля денег, всё в долгах… Сволочь!

Да, - подумалось внезапно, - если бы с Пети сейчас снять его дорогущий прикид, облачить его в «треники» с отвислыми пузырящимися коленками и в майку-«алкоголичку», мой старый знакомый гораздо больше был бы похож на заурядного домашнего выпивоху, нежели на крутого делягу. Ещё парочка вопросов из вежливости, и можно ретироваться:

- А что же твой напарник раньше не видел, кто у него работает?
- Так ведь всё на мне, понимаешь: всё на мне! И евроремонт, и прибамбасы всякие, и подбор специалистов! Напарник только денег обещал, да в ресторанах нужных людей поил! А мне все шишки достались! Гнида!.. Кинул! Сука, киданул на всю катушку!! (дальше вырезано цензурой). А тут, и на тебе!..

Собственно, ни салон, ни Петя мне уже были не интересны. Да и в салоне было пустовато: педерастического вида Юлий больше заинтересованно не выглядывал из недр коридоров, исчезли приятные завлекающие запахи, вместо них ощутимо пахло каким-то лекарством и почему-то палёной шерстью; стало заметно меньше персонала; роскошная Анжела-администратор больше не рассекала горизонты обтекаемой фигурой… Организовав ещё выпивку, я оставил начинающего соловеть Петра в печальном несогласии с судьбой, с расковырянной ногой, а сам с грустью мысленно простился с Анной. Жаль… Очень жаль.

Но я оказался неправ.
У истории свершился счастливый финал.

*****************************

Прошёл год.
И вдруг на мобильнике высветился знакомый номер.

- Здравствуйте! Могу я вас увидеть? – Тот же знакомый тихий голос. Но что-то изменилось в интонациях. – Мне бы очень хотелось встречи с вами.
- Буду рад взаимно! Могу зайти к тебе сегодня через три часа. Или забрать тебя из любого места, откуда скажешь.
- Жду вас. Адрес вы помните.
- Конечно!

Меньше всего мне хотелось бы встретиться с любовником Анны. Самого «братка» я не боялся, и не таких ребят «упаковывал», но мог скомпрометировать женщину. Так что наилучшим вариантом был бы визит ко мне. Купив букет, в условленный час я давил на кнопку домофона.
Анна открыла сразу. И я снова ахнул!
Женщина была одета по-походному, в стиле английского жокея. Элегантный брючный костюм, жакет, шапочка «фик-фок». На лице, на шее, на руках - хороший загар, - не гнусно-гепатитного цвета, полученный студёной зимой в застенках солярия, создающий его носителю эффект «вяленой рыбы», а равномерный, чуть бронзоватого оттенка, который может оставить только мягкое южное солнце, если, конечно, не торопиться, не жадничать и не переусердствовать. В руке тонкая тросточка, похожая на стек. Знакомая тихая улыбка. Красивые глаза. Но что-то было не так. Чего-то не доставало.
Исчезла роскошная коса. Причёска в мальчишеском стиле. И что-то ещё…

- Спасибо. – Анна приняла цветы. Мне бы хотелось поехать к вам. Если, конечно, вы не против. - Было так, словно она прочитала мои мысли и была с ними согласна.
- Всегда готов. Лимузин у подъезда.

Анна отнесла цветы в комнату. Комната тоже переменила вид: старая обстановка исчезла! Классный ремонт, новая мебель, плазменный телевизор на стене… Всего рассмотреть не успел. Я вдруг понял, что именно изменилось в женщине: она двигалась СВОБОДНО! На двух ногах – свободно!
Заметив мою ошарашенность, барышня рассмеялась. Рассмеялась легко и мелодично, в первый раз (!!) за всё время нашего знакомства. И продемонстрировала потрясающую лёгкость походки. Тросточка-стек была нужна ей, скорее, для баланса, нежели для опоры.

- Это бионические протезы. Почти как настоящие ноги. Так мы едем, или нет?
- Сию секунду, госпожа! Пожалуйте за мной!

Чудеса продолжались уже в моей квартире. Небрежно сбросив часть облачения, Анюта подошла ко мне вплотную и категорично произнесла:

- Первая наша встреча не считается. Второй раз ты был сверху. Теперь моя очередь!
- А…
- Ничего не говори. Раздень меня, лиши меня ног и отнеси в постель. А дальше я всё сделаю сама! У нас не так много времени.
- Повинуюсь, моя королева!

Что было дальше, описать невозможно. Такой с*екс трудно вообразить, ещё труднее выразить словами. Запомнилось только то, что вместо шершавой «сковороды» на местах ампутаций, короткие культи ног и попа оказались гладкими, ухоженными, с тонкой розоватой кожей. Самым потрясающим элементом из всех исполненных был, конечно же, «двойной тулуп»: поворот на два оборота на вертикальной «оси вращения», - да-да, той самой оси, на которой вращается весь наш гармоничный сексуальный мир, - причём без помощи рук! Дама сверху! Как приказано! Мне выпала честь лишь немного подстраховывать маленькую развратницу. Потрясающе!
Два часа пролетели незаметно. Я был сражён потрясающей техникой исполнения всех мыслимых и немыслимых элементов секса, а в конце постельной сцены был полностью вымотан и выжат, словно ломтик лимончика на устрицу.

- Мне пора. Через пару часов вернётся мой… Мой… Ну, в общем, не важно. А нужно ещё ликвидировать следы преступления! Ха-ха! Вставь меня в ноги, пожалуйста.
- Конечно, любимая! Как жаль, что приятные моменты жизни так коротки! Мы ещё увидимся?
- Обещать не стану. Но мало ли какие случаются чудеса? А вдруг, а вдруг!..

Сказка сбылась. По крайней мере, у Анны.
Мы вернулись к её дому, заблаговременно остановившись за квартал от нужного нам двора. Меры предосторожности были не лишними, в квартиру уже мог вернуться любовник. Анна выразила желание прогуляться, что для неё вовсе не было проблемой. Тем самым она могла и объяснить собственное отсутствие: просто желание осмотреть знакомые места. Мы простились.
Включив отработанную способность к «невидимости», я негласно сопроводил Анну до самого подъезда. Рядом с крыльцом возвышался здоровенный «Линкольн» с наглухо тонированными стёклами, очевидно, того самого спонсора бывшей педикюрши. На всякий случай, запомнил номер. Маленькая женщина легко вошла по ступенькам и скрылась в дверях подъезда. Обойдя дом с обратной стороны, увидел горящий в знакомых окнах свет, маленькую узнаваемую фигурку, а рядом с ней срисовал структуру быкоголового «братка», который беззастенчиво тискал свою пассию в могучих лапищах, впрочем, довольно ласково и бережно. «Попробуй только обидеть её!», - мысленно проговорил я. – «Достану из-под земли и туда же закопаю. Но уже по частям».
Уезжать не хотелось. В ближайшем ларьке купил бутылку воды, мерзкий на вид (и такой же на вкус) хот-дог и устроился между кудлатыми кустами во дворе; нужный подъезд и мрачноватый «Линкольн» были, как на ладони. Позиция нейтральная, не отсвечиваю. Кого интересует унылая, неприметная личность, чего-то там жующая под кустом и булькающая из бутылки? Очередной бомж? – вроде не похож. Не воняет, не хулиганит. Да и был ли там кто-то? Вроде бы уже и нет никого… Тем более, что уже изрядно стемнело.
Ждать, к счастью, пришлось недолго. Через полтора часа парочка, уже изрядно поспешая, выкатилась из подъезда, причём Анна повелительно понукала своим ухажёром по полной программе, а тот, кивая шишковатой башкой, что-то согласно мычал и всё норовил подхватить даму на руки. В присутствии своей щупловатой возлюбленной её грузный «спонсор» становился каким-то незначительным и словно бы несколько уменьшался в размерах. И вообще, как мне показалось, был младше своей избранницы на пару пятилеток. «Вот у кого сейчас самые ухоженные в мире копыта…» - подумал я мрачновато.
Влюблённый «бык» подсадил хрупкую женщину в автомобиль, бережно, словно сервиз из тончайшего китайского фарфора. Ещё через минуту тонированный «барак на колёсах» сорвался с места и помчался, нарушая все правила дорожного движения, в направлении аэропорта.
Я не стал их преследовать. Похоже, что у маленькой искалеченной женщины и вправду всё сложилось наилучшим образом.

Удачи, Анна! И – до встречи!

ФН



User avatar

барак
Интересующийся
Posts: 138
Joined: 04 Sep 2017, 09:45
Reputation: 57
Sex: male
Has thanked: 120 times
Been thanked: 98 times
Israel

Re: Анна. Окончание.

Post: # 46610Unread post барак
26 Oct 2019, 23:51

Прекрасно написано. Читал не отрываясь. Спасибо.



User avatar

SFAT
Житель
Posts: 316
Joined: 10 Dec 2017, 18:02
Reputation: 16
Sex: male
Location: +2 часа к столичному времени
Has thanked: 25 times
Been thanked: 229 times
Gender:
Russia

Re: Анна. Окончание.

Post: # 46631Unread post SFAT
28 Oct 2019, 06:59

Прекрасные мемуары.
И людям почитать и автор окунулся в воспоминания.



User avatar

bordoler
Дух форума
Posts: 3977
Joined: 11 Mar 2017, 10:57
Reputation: 1097
Sex: male
Location: Москва
Ваш Знак зодиака: Овен
Has thanked: 180 times
Been thanked: 2261 times
Gender:
Russia

Re: Анна. Окончание.

Post: # 46643Unread post bordoler
28 Oct 2019, 12:13

SFAT wrote:
28 Oct 2019, 06:59
Прекрасные мемуары.
Ну не перебарщивайте... Мемуарами тут и не пахнет... :sarc: :sarc: :sarc:



User avatar

SFAT
Житель
Posts: 316
Joined: 10 Dec 2017, 18:02
Reputation: 16
Sex: male
Location: +2 часа к столичному времени
Has thanked: 25 times
Been thanked: 229 times
Gender:
Russia

Re: Анна. Окончание.

Post: # 46650Unread post SFAT
28 Oct 2019, 14:31

Читабельно



User avatar

curious
Старожил
Posts: 659
Joined: 22 Oct 2018, 16:31
Reputation: 69
Sex: male
Location: ЦФО
Has thanked: 377 times
Been thanked: 489 times
Gender:
Russia

Re: Анна. Окончание.

Post: # 46652Unread post curious
28 Oct 2019, 15:49

bordoler, здорово подметил :Bravo:

SFAT, всё бы хорошо, но мужской педикюр и маникюр в салоне красоты Нарцисс... меня откровенно пугают, бррр :bad:


Не оскорбляйте, да не аскорбинкой будете ))

User avatar

bordoler
Дух форума
Posts: 3977
Joined: 11 Mar 2017, 10:57
Reputation: 1097
Sex: male
Location: Москва
Ваш Знак зодиака: Овен
Has thanked: 180 times
Been thanked: 2261 times
Gender:
Russia

Re: Анна. Рассказ.

Post: # 46711Unread post bordoler
31 Oct 2019, 14:08

curious wrote:
28 Oct 2019, 15:49
мужской педикюр и маникюр в салоне красоты Нарцисс
Оно кАнеШно... прям девотская мечта - безногая педикюша... Блин, вдумайтИсЯ братья! Само сочетание слов "безногая педикюрша" шедеврально! :D А как мечтательно (ну ли с завистью) она бы делала педикюр особам женского пола, завидуя их пальчикам и ноготкам? :sarc: :sarc: :sarc:



User avatar

curious
Старожил
Posts: 659
Joined: 22 Oct 2018, 16:31
Reputation: 69
Sex: male
Location: ЦФО
Has thanked: 377 times
Been thanked: 489 times
Gender:
Russia

Re: Анна. Рассказ.

Post: # 46728Unread post curious
31 Oct 2019, 17:31

bordoler, да, такое сочетание шедеврально... только и надо было с девушками, в салоне, тему развивать дальше :pardon:
Ибо как старший офицер запаса... с трудом представляю подполковника "осназа" делающего педикюр... паноптикум однакА и явный переБорщ, имхо :Bravo:


Не оскорбляйте, да не аскорбинкой будете ))

User avatar

Topic Author
Флав Найребис
Житель
Posts: 424
Joined: 06 Oct 2019, 08:00
Reputation: 99
Sex: male
Location: Сибирь
Ваш Знак зодиака: Весы
Has thanked: 99 times
Been thanked: 436 times
Gender:
Russia

Re: Анна. Рассказ.

Post: # 46760Unread post Флав Найребис
02 Nov 2019, 05:34

bordoler wrote:
28 Oct 2019, 12:13
Ну не перебарщивайте... Мемуарами тут и не пахнет...
За это сообщение автора bordoler
А чем пахнет???????????



Post Reply
  • Similar Topics
    Replies
    Views
    Last post

Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 3 guests